Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

С понедельника по среду.

Совсем не помню, как мы спали в ночь на понедельник, но на работу я убегала, пока семья ещё валялась в кровати и откровенно спала.

На работе всё было вполне себе - то есть примерно час я потратила на то, чтобы отдать пациентов и перенять новых, потом чёрт знает сколько времени делала обход, приняла одного новенького пациента, поговорила с исключительно русскоговорящим мужем моей знакомой, а потом пряталась от него, ибо он излучал радиацию. В полчетвёртого пришёл Кристиан обсуждать пациентов, к половине пятого мы даже почти закончили, но тут пришёл обер-доктор Алекс и началось влезание в детали. В принципе - полезное, ибо я узнала, например, про очередной счётчик риска для ИБС, но протянулось это всё долго, так что домой я пришла только в полшестого.

Паша с Котёной не ходили в садик, ибо без Хайке всё это очень напряжно получается. Были дома, мама моя приехала довольно поздно, но ещё вышла с Котёной погулять - прогулка получилась недолгой, дошли до больницы, забрали меня с работы, вернулись домой. Но болезному Котёночку и этого хватило. В восемь она начала зевать, и я решила уложить её спать. Перед этим Котёна закатила мощную истерику, а потом... Гм... В общем, примерно до полуночи это была смена рёва, сосания молока, хохота, убегания в спальном мешке из кровати в гостиную с воплями "папа!", это всё по кругу несколько раз. Паша приходил к нам пару раз, Котёнок делал вид, что засыпает, а потом всё по новой. В одиннадцать я не выдержала и ушла в душ, Паша пытался Котёну укачать - фиг вам. Кто из нас потом уснул первым - я или она - я так и не знаю, но эти четыре часа показались мне адом.

Будильник в половину седьмого и прям посреди сна, в котором я видела, но так и не попробовала торт за 134 тысячи евро, а потом убегала от накрывающих волн посреди какого-то поля, радости утром не добавил - я встала с чугунной головой, помыла её, позавтракала, почистила зубы и только взялась за фен, как услышала вопли из спальни. Сердце моё сдалось сразу, побежала к ним. Котёнок то успокивался в обнимку со мной и Пашей, то снова рыдал, но в итоге решил проснуться. Я предупредила на работе, что задержусь на полчаса - за это время ребёночек проснулся, пришёл в себя и на прощание даже махал и улыбался. Голос у Котёны, правда, был как у заправского курильщика, что мы списали на долгие крики накануне.

На работе обычный мелкий хаос, но ничего критичного.
Русскоговорящему мужу моей знакомой в присутствии его дочери объяснила, почему мы хотим сделать ему коро - потратила дофига времени на это. В итоге он отпросился домой, чтобы обсудить это в семье и со знакомыми. И не вернулся. Точнее, вернулся только сегодня, от коро отказался, попросил выписку - я даже не стала пытаться в чём-то убеждать. Очень жаль потраченного времени.

Ещё у нас вскрылось противостояние с сосудистыми хирургами. Лежала в сентябре пациентка у нас, сделали ей коро, получили осложнение в виде почечной недостаточности, продиализировали через левую бедренную вену, отправили в кардиохирургию для протезирования МК и реконструкции ТК, там обнаружили артерио-венозную фистулу в том месте, где был диализный катетер, и как-то полечили, порезав, нафиг, все лимфатические сосуды. Потом пациентку отправили на реабилитацию, но ей пришёлось вернуться в кардиохирургию - взлетели показатели воспаления, температура поднялась, нога стала выглядеть не очень. Кардиохирурги заподозрили абсцесс, три дня лечили консервативно, потом отправили в нашу клинику к сосудистым хирургам. Те асбцесс вскрыли, но пациентку к себе брать отказались - типа, не мы ей эту фистулу сделали и неправильно потом полечили, не нам её и забирать. Ну, делать нечего - забрали мы. А вишенкой на торте у пациентки обнаружились VRE - а это значит изоляция. 2.5 недели пациентка лежала у Станки - та не озаботилась даже хотя бы какой-то начальной выпиской, а передала мен пациентку со словами "хирурги приходят, смотрят, забирать не хотят, пишут рекомендации, только их и можно в письмо вписать". Пациентка-то в прошедшее воскресенье ухудшилась - снова лихорадка, лейкоцитоз и СРП вырос, поэтому после двухдневного перерыва снова начали антибиотики. Я поговорила с сосудистым обером - нет, говорит, не возьму, тем более с VRE. Нажаловалась Кристиану. Он - шефу. И позвонил тому же сосудистому оберу. И вдруг внезапно хирургический шеф звонит и говорит, что пациентку, конечно, надо переводить, но не к ним, а в униклинику, где есть пластическая хирургия, ибо большой дефект кожи у неё и наши хирурги не справятся. Кристиан мне всё это радостно рассказал в понедельник, как раз пришёл обер-доктор Алекс и поведал, что кардиохирурги готовы взять пациентку обратно. Мы посмеялись, что, мол, теперь-то уж поздно, будем ждать наших сосудистых хирургом, о чём они там с униклиникой договорятся. А чтобы они не расслаблялись, мне было велено каждый день просить новой их консультации. Ну, сказано - сделано. Написала вчера заявку - пришла хирург, прочитала и говорит:
- Ребята, вы тут явно путаете! Перевод в униклинику с пластической хирургией это не про вашу фрау Ф., а про фрау Х. из интенсива! Точно-точно! Вашей пластика не нужна. И нет, мы её не возьмём.
Я озверела, Кристиана уже не было в больнице, так что почапала я к Алексу:
- Правильно я поняла, что кардиохирурги хотели фрау Ф. забрать?
- А почему вы спрашиваете?
- Да потому что, блин! - и рассказала.
- Блин! - говорит Алекс и тут же набирает кардиохирургов - мы, говорит, прям очень хотим воспользоваться предложением вашим, очень-очень!
Тут я поняла, что дело пахнет керосином и побежала делать выписку, на которую, блин опять же, потратила, наверное почти час, злобненько пыхтя в адрес Станки. Но пациентку мы сегодня перевели. Алиллуйя.

Около шести, переодевшись и подкрасившись, отправилась с Лаурой на рождественский вечер. Народу в этот раз было очень мало. Из старых коллег никто не пришёл вообще. Говорят, приглашения были разосланы очень поздно. Жаль. Еда была вкусной, но десерт подкачал - решили в этот раз обойтись без мороженого, без чая-кофе. Тоже жаль. Но зато мы отлично и очень камерно посидели с коллегами и даже больше говорили о детях, чем о работе. Я постоянно смотрела на часы, но в 20:20 Паша написал, что Сашка уснула на ночь. Я немножко упала в обморок, потом расслабилась и просидела ещё почти полтора часа.

Прибежала домой, успела чуть поговорить с Пашей, подкормила Котёну, выяснила, что голос за день у неё не улучшился, а Пашино объяснение про затекание слизи во время сна мне достаточным не показалось. Спать мы улеглись ближе к полуночи, ночь прошла более-менее. Но я зачем-то проснулась уже в полшестого и всё, до свидания сон. Будить Пашу перед уходом не стала - в садике они вчера были полчаса всего, ибо Хайке болеет, сегодня они в сад вообще не планировали идти по этому поводу, так что оставила их отсыпаться.

Хорошее настроение на работе тут же разбилось о сестринскую оплошность - буду в понедельник ещё допытываться, что это было и почему, блин, не выполняются мои синим по белому написанные назначения. По итогам пришлось сдвинуть коро одному пациенту аж на пятницу, вместо сегодня. Злюсь ужасно - не, с одной стороны, мне так даже удобно, но могу понять пациента, пришедшего на 2 дня в больницу и подвисшего на неделю. И да, отдельно ненавижу маркумар.

Кстати, о маркумаре - настроение потом у меня поднялось немножко. Вчера мне звонила хаос-докторица выписанного на той недели пациента, которому мы на фоне мерцалки дали ривароксабан. Докторица говорила, что так не годится, препарат слишком дорогой, её бюджет этого не выдержит, подобные назначения должны обсуждаться сначала с хаос-врачами, а она работает по актуальным руководствам (это она пять раз повторила), которые гласят, что лечить надо маркумаром, а вот если он не подойдёт по каким-то причинам, переходить на новые антикоагулянты. Разговор был неприятным, я пожаловалась Гиву во вермя праздника вчера, а он открыл мне глаза - есть новые рекомендации европейского кардиологического общества, этого года, и они говорят как раз наоборот - первым делом НОАК, а если нельзя их, то маркумар. Сегодня он распечатал мне пару нужных страниц, где я сделала свои подчёркивания, приписала пару строк для коллеги и отправила факсом, с приветом из Винцентиуса. После этого мне прям полегчало.

Кристиан делал обход, с заходом к пациентам. Это было хорошо. Одну мою приёмку сделала Анна, она же сделала Эхо одному пациенту, которого я сегодня же и выписала. После обеда я занималась покупкой подгузников, планированием отпуска, потом мы слушали небольшую лекцию о физиотерапии после имплантации ЭКС, под конец рабочего дня я зашла ещё к одной пациентке, чтобы рассказать ей о гастроскопии, поссорилась с ней и ушла в некотором раздрае.

Домой пришла раньше мамы с Котёной. Паша тоже заболел. Котёна сипит страшным голосом и влажно кашляет. Спать получилось уложить в восемь (а то она опять около пяти в коляске уснула), но во сне она начинает кашлять и страшно сопеть носом. Капли носовые не помогли. Сейчас вот кряхтит, надо бежать спасать, при этом у меня слипаются глаза. А я буковки пишу, вместо того, чтобы в душ бежать. Эх.
Tags: Котёнкоболезни, работа - не волк, сон в жизни человека не главное, яжмать
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments