Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Недельный дыбр.

Рабочую среду не помню... Вроде, я была в Эхо, замещала там Катрин. Посмотрела много некардиологических пациентов. Убегала с работы около пяти. Как прошёл вечер дома - тоже не помню. Эх, всё-таки надо чаще писать сюда.

В четверг помогала на приватном отделении - замещала Кристину. Шеф успел сделать обход, пока Кристина ещё не ушла, так что дальше было проще. Приняла несколько пациентов, без эксцессов. Ушла вовремя и до врача дошла даже раньше, чем было нужно. Котёне в этот день делали первую прививку от клещевого энцефалита, поэтому в сад её Паша не повёл - днём она отказывалась спать и со скандалом уснула в три. В полпятого Паша начал её опосредованно будить, что ребёночку не понравилось - был скандал, висение на отце, игнорирование бабушки. Всё это Паша мне описывал, с фоточками, пока я была на приёме. Приехала домой к шести, позвонилась в дверь - мне открыл радостный ребёнок, который тут же с воплем "играть в карточки!" убежал к бабушке и до восьми вечера от меня ничего не хотел вообще. Ужинать, правда, она не стала. Поэтому укладывание у нас превратилось в "пойду поем сыра", "пойду поем хлеба, а ты, мама, конечно, иди в душ!". Уснула детка в двенадцатом часу. Уф.

В пятницу я немножко помогала на приватном отделении, а потом на С1. На утренней пятиминутке Кристиан рассказывал об исследовании Орбита, критику которого шеф начал ровно с той фразы, которую предсказал Димка Сулимов, когда я писала об этом исследовании в ФБ. Очень смешно получилось.

Работа плавно перешла в дежурство и примерно до полуночи я довольно резво работала, при этом мне умудрились подложить двух непрофильных пациенток, а я повелась. Одну из них надо было трансфундировать, и после первой дозы крови я заподозрила у неё гемолиз - он в анализах не совсем подтвердился, но всё вместе выглядело для пациентки не очень хорошо. Сходила на интенсив к Наташе - обсудили её пациентку и мою. У моей - теперь, точнее, не моей, а Мартиновской - здоровая опухоль яичника :-/ Мысли о суициде были у неё и раньше, а что теперь будет, когда ей расскажут...

Спать я ушла в час, дважды меня будили, но вопросы решались по телефону и я снова засыпала. Будильник у меня стоял на семь или около того. К девяти я справилась только с частью обхода, что меня, конечно, саму взбесило. Но вставать ещё раньше было невозможно. Сдала дежурство Анне, извинившись, что не сделала Эхо примерно 4 в этом нуждавшимся пациентам (ну, некоторые из них пришли только под утро, меня о них и не информировали). Посмотрела ещё 10 человек на ВД. И в начале полудня приехала домой - на спорт не пошла: и устала, и Паша сходил с ума потихоньку с Котёной, которая не желала помогать делать торт, а желала мешать.

Взяла на себя Котёночку, Паша доделал тортики - один в подарок, один, из остатков, нам. Около двух приехала мама, нас с Пашей отпустили на дачу - в три мы там планировали встречаться с новыми арендаторами и договариваться о суммах. Приехали пораньше, прикинули, что мы будем готовы или хотим продать, стоимость работ по ликвидации того, что нам велено ликвидировать, и стали ждать. Председатель в это время был на участке через один от нас, показывал его молодой паре с ребёноком - и отдал им. А я уж подумала, не попроситься ли нам в тот садик, если мы как раз заканчиваем отношения с этим. Граничили бы участками с Озозами, было бы шикарно вообще. Но нет.

Наши "наследники" оказались русской парой, пришли в сопровождении немца - как выяснилось потом, у него садик на нашей же улице, очень замороченный садик. Дальше сбылся мой страшный сон почти полностью - они сказали, что никакой инвентарь и прочие мебеля им не нужны, у них всё есть. И насосы, и зонты от солнца, и стулья, и косилки, и т.д. И даже кухня им, стоящая в этом домике тыщу лет, наверное, не нужна, мы можем выкинуть. Я моментально сообразила, что бороться придётся не за суммы, а за то, чтобы нас не попросили вытащить из этой дачи всё вообще, потому что вывоз кухни и всякой мебели в наши планы и возможности не входил никак воообще. Ребята оказались готовы выполнить требования экспертизы (вытаскиваине туинных корней, освобождение веранды от плюща и т.д.), за, разумеется, определённую сумму - 500 евро. Это было больше, чем я себе представляла, но с учётом того, что кухню таки можно не выкидывать самим и, по большому счёту, можно оставить то, что мы не сможем никак вывести, а головная боль у нас закончится, мы согласились. Итого, два года назад мы заплатили за эту дачу четыре тыщи евро, а обратно получим - если всё пойдёт хорошо и ребята действительно справятся с работами (потому что если нет, то всё равно придётся делать нам) - две тыщи. Чо-та как-то несколько убыточно. Ребята рассказали ещё, что им контракт дают только на полгода, за которые они должны сделать не только то, что требуется в экспертизе, но и сильно больше. Но у них большая семья, все рвутся помогать хоть прям щас - так что флаг им в руки и пусть всё получится у них. Председатель повторил, что они готовы дать нам другой садик и что, вероятно, в следующем году освободится садик через один от нашего - миленький, ухоженный. Ну, посмотрим. ПалСаныч пока очень скептичен. Но с другой стороны - не простаивать же косилке?

В садоводстве мы провели два часа. Котёна хорошо играла с бабушкой, а когда мы вернулись, подвисла на мне и попыталась уснуть. У неё, к счастью, не получилось. Маме пришлось срочно ехать домой, потому что Вовка вышел из дома без ключей и телефона - Паша отвёз её на вокзал, а сам поехал в гости с тортиком. Приглашали на ДР нас обоих, но когда стало понятно, что формат вечеринки очень вечерний-ночной, мы решили, что я останусь дома с Котёной. Мне удалось уложить её в начале девятого, не без маленького скандала, конечно.

Ближе к десяти вечера ко мне в гости приезжала Настя и мы прекрасно посидели с чаем и разговорами почти до полуночи. Там уж и Котёна начала кряхтеть, так что я уснула у неё, успев умыться и почистить зубы. Паша пришёл в полтретьего, разбудил меня, я в прострации переползла в спальню. Под утро пришлось, правда, вернуться к Котёне.

Мой план сходить утром воскресенья на спорт провалился - Паше надо было делать домашку по курсу, а мне поручалось отвлекать дочь. Я с ней играла и читала, параллельно пытаясь навести какой-то порядок, а около часа дня она внезапно сказала "спать!" и действительно уснула, проспав два часа.

За это время к нам приехали мама с Вовкой, а потом и Саша. На обедо-ужин заказали три разные пиццы в соседней доставке. Котёна тоже налопалась, предварительно попросив убрать лук и сыр :) У Паши в пять начался вебинар, мама с Вовкой уехали, а мы общались - Котёна требовала внимания почти беспрерывно, так что общение вышло своеобразным. К шести приехал и Илья, мы пару часов ещё попили всякого чаю-кофе-пирожка, а в девятом часу гости уехали. Котёна, разумеется, спать не хотела и постоянно убегала из кровати, что закончилось моей уже истерикой. После очередного убегания было решено и мне из кровати вылезать. Тут Котёна сказала, что всё-таки хочет спать. И Паша сделал гениальное - он попросил её пойти лечь в кровать и пять минут спокойной полежать. Мол, если получится, мама через 5 минут придёт. Так вот, через пять минут детка уснула. Без меня, без молока. ААААААА! К часу ночи улеглись и мы. Наконец-то.

Проснулась я утром понедельника в кровати Котёны. Проснулась с трудом - снилось, что сил идти на работу нет и я и не пошла, и сил нет даже позвонить и сказать, что я не приду. Видимо, сублимация общего состояния - вечером накануне, пока Котёна сбегала из кровати, я отчётливо осознала, что нахожусь на таком пределе своих физических и психо-эмоциональных возможностей, что немножко не понимаю, как жить дальше, особенно, если хочется не в болоте барахтаться, а двигаться дальше. Может, в отпуск опять пора?

На работе был дурдом целый день - Мартин ушёл отдыхать с дежурства, я была одна на 12 мониторных коек, 5 новых для меня пациентов и ещё приглядывать за 6 Мартинскими. Мониторные койки были очень востребованы, поэтому некоторые из них я прокрутила за сутки 2-3 раза - взяла пациента, пару часов понаблюдала, перевела, положила нового, и так далее. Конца и края этому всему было не видно. В одиннадцать вечера приехала пациентка, которой я только по анамнезу поставила Такоцубо и затем подтвердила диагноз на Эхо. Я бы вообще оставила её в Диаке лежать до утра, у них мониторы свободные были, в отличие от меня, но Кристиан велел забрать к нам - потому что мало ли что, жалобы ещё есть у неё, не пришлось бы потом совсем срочно перекладывать. Ыыы. Выснилось, правда, что жалобы у неё уже две недели, а причина для Такоцубо случилась именно в этот день - то есть у неё впридачу к Такоцубо всё равно мог быть инфаркт. И поскольку в приёмнике тоже был инфаркт (без подъёма ST и жалоб, но с СК за 100 и высоким тропонином) Кристиан решил, что придёт делать коро, а тогда уж и пациентке с Такоцубо сделает.

Ню-ню. Где-то в полночь мы пришли в коро-лабор. Дядька с инфарктом довольно молодой. Кристиан начал коро, посмотрел правую коронарную, перешёл на левую, но тут заметил, что на месте пункции образуется приличная гематома - попросил меня переодеться в стерильное и помочь, то есть подавить со всей дури на эту гематому. Пациент выдал вагусную реакцию - полечили. Выяснили, что артерия у него дюже извивается, попытались поставить длинный шлюз - фигвам. Пришлось убирать всё нафиг вообще и ставить фемостоп. Заново накрывать всё стерильным. И идти через лучевую артерию. С доступом всё прошло без проблем, но коронарный статус был таким, что чёрт ногу сломит. Со сто пятидесятой попытки Кристиан нашёл закупоренный сосуд и довольно быстро его открыл. Всё вместе заняло порядка 2.5 часов. Блин. В полтретьего начали пациентку с Такоцубо - правая коронарная чистая-красивая, а левая - Кристиан ввёл контраст, сделал картинку и посмотрел на меня со значением - значимый проксимальный стеноз межжелудочковой ветви. Ха, говорю, этот стеноз не объясняет же ту хрень, что я видела на Эхо! Кристиан согласился. Три баллона, один стент. Полечили. В полчетвёртого вышли из коро-лабор. В начале пятого я уснула. Будильник на 6:45.

Проснулась и ничего не поняла - принялась переживать, где моя дочь? Потом осознала, что я на работе. Выковыряла себя из кровати. В семь начала обход и еле справилась к восьми. Хотела к этому времени и два Эхо сделать, но не судьба. Сегодня Мартин отдувается один. Сдала ему дежурство, зашли на кухню за кофе, сделали по глотку - звонят сёстры и простя помощи. Прибежали - лежит моя Такоцубо с давлением 70, брадикардией и лицом сера. Бля. Ну, Мартин полечил её. А я к девяти всё-таки убежала.

Теперь вот позавтракала с Пашей, почитала ленту, пост этот накатала. Собиралась, вообще, руководство по стабильной ИБС читать, потому что мне по ней доклад делать через неделю, а у меня не то что конь, у меня и жеребёнок не валялся. В руководстве же, как я выяснила сегодня ночью, 150 страниц. Когда делать - не знаю. Почему я всегда всё делаю в последний момент - тоже не знаю. Ещё больший дефицит сна я себе позволить, боюсь, не могу. В субботу дежурю. На спорт сегодня не ходила, а значит надо завтра и в пятницу, потому что хрен знает, какая я буду утром воскресенья. Сейчас меня ужасно клонит в сон, совершенно логично, кстати, а через 2.5 часа нам с Котёной в бассейн. То есть полтора часа реально можно поспать, а вечером улечься с ней в девять. Проблему доклада это не то что не решает, а, прямо скажем, усложняет. Се ля ви.
Tags: когда твои друзья с тобой, работа - не волк, сама-садик-я-садила, сон в жизни человека не главное, яжмать
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments