Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Categories:

Сон алкоголика краток, но прерывист.

Расплатой за полбутылки розового вина, заполированного бутылкой грейпа, за "Полярный экспресс" в домашнем 3D до полтретьего ночи, за сны о горных лыжах (мля, я НЕ катаюсь на горных лыжах!), за это Машкино "Ольк, тебе придётся встать, я не могу закрыть дверь" и вставание с закрыванием, за это всё я расплачиваюсь невозможностью снова уснуть после Машкиного ухода, стучащей болью в висках и дурными абсолютно мыслями в бедной моей голове.
Остаётся признать, что я сегодня мёртвая. Но тем не менее... Я постираю рабочие маечки, позавтракаю, распихаю большой беспорядок по углам, сяду в машинку, помчусь в Брухзаль, подхвачу там всех желающих и повезу в Хайдельберг.
Кстати, Аличко, Хайдельберг!
Когда-нибудь к ночи я вернусь в Карлсруе и, если будут ещё силы, потащу нас в центр - ибо магазины сегодня почему-то до полуночи открыты. Хотя что-то мне подсказывает... Эх, пойду закинусь ибупрофеном. И будет мне счастье.

А это под настроение. Одно из любимых у него.

Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
Я сижу у окна. За окном осина.
Я любил немногих. Однако - сильно.

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишена глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
Я сижу у окна, обхватив колени,
в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишена мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
Я сижу в темноте; как скорый,
море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments