Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Про вчера-сегодня. Наверное.

Вчера я, впервые за много месяцев, диктовала. Оказалось, совсем не страшно. И реально быстрее, чем печатать. Но отвращение перед диктовкой вообще такое сильное, что заставить себя взять диктофон в руки практически невозможно. Надиктовала шесть историй. Осталось семь живых и пять мёртвых. До отпуска надо успеть.

Потом у меня началось дежурство, да. И оно было вполне себе. Сначала.

Ко мне приходила Саша - мы ужинали у меня в кабинете, разговаривали за жизнь, я периодически убегала к пациентам за малой кровью, потом затащила Сашку в Эхо и сделала ей, собсно, его. Саша жаловалась, что чувствует себя, как... как где, Сашк? В зоопарке? Подопытным кроликом? :)

Ругалась на шефа, который оставил в дядечковой плечевой артерии интродьюсер, никому об этом не сказав. Мой последний опыт удаления этой херни из руки закончился тромбозом и операцией. Повтора не хотелось. Но, тромбоза, наверное, и не было бы - дяденька кушал маркумар до последнего. Соответственно, очень плохо получалось останавливать кровотечение - намотала повязку, велела самому давить со всей дури "вот сюда вот" и так-и-быть-отпустила домой.

Приходил Филлип из приёмника - показывал две ЭКГ. На одной подозрение на AVNRT:
- Ну, и уколи ей аденозин!
- А ещё ни разу не колол! Постоишь со мной?
- Постою, чо...

До аденозина Филлип же подослал ко мне беременную пациентку. Беременные - это те, кого боятся все врачи, кроме гинекологов. Сделала и ей Эхо, ничего страшного не нашла, отпустили.

Аденозин укололи, результаты получили странные - из реентри-тахикардии пациентка конвертировала через два удара синусового ритма в мерцательную аритмию. Вот мы сегодня нашего электрофизиологического обера порадовали, в прямом, естественно, смысле слова.

Только закончили там, приехала странная девочка лет 18, которую ко мне подослал шеф же. Исключите, говорит, фрау Воронова, у неё диссекцию аорты и эмболию лёгочной артерии. Ага... Можно подумать, я столько диссекций на Эхо в жизни видела... С девочкой расправилась к одиннадцати вечера. Выдохнула. Приготовилась готовиться спать, но тут...

Позвонил Дапенг - вторая ночная неделя на интенсиве, жутко рад, что я сегодня дежурю, воодушевлённо сообщает мне, что щас привезут инфаркт. К двенадцати мы начали коронарографировать и занимались этим часа полтора. Я всю дорогу подозревала, что дяденька выдаст какую-нибудь хрень, ибо очень уж нехорошо выглядела его ЭКГ, но дяденька оказался молодцом и ничего такого странного не делал. Только закончили с ним, позвонила из приёмника Ина:
- Я те там ЭКГ по факсу отправила, покажи оберу, а то вдруг...
Показываю. Алекс вздывхает:
- Ну чо, давайте сразу продолжать тут...
Пока пациента привезли, пока коро, пока нашли в последней проекции уже очень неудобный 90-процентныый стеноз, пока забабахали туда стент, пока РТСА ещё более неудобного участка, короче - ещё час. К половине третьего поместили пациента на моё отделение под монитор, в три я, наконец-то, лежала в постели, в начале четвёртого радостно уснула.
Без четверти четыре мерзко запиликал телефон:
- Оль, у него сильные боли.
Подскакиваю в своей зелёной пижаме, как ошпаренная - а вдруг острый тромбоз стента? Бегу к нему. ЭКГ в порядке, давление в порядке, пульс в порядке, ну, чуть быстрее, чем надо бы, но тем не менее, а пациент белый от боли и дышит кое-как. Нитроглицерин под язык и по вене через перфузор, морфин по вене - улучшается на глазах. Уууууф. В начале пятого снова укладываюсь, засыпаю.
Около шести история повторяется - вскакиваю уже не так быстро, потому что засыпаю на ходу. Медсёстры как раз передают дежурство утренней смене, поэтому иду к пациенту одна. ЭКГ без изменений, давление хорошее, тахикардия, пациент белый от боли, дышит снова кое-как. Увеличиваю дозу нитроглицерина, морфин по вене... И тут пациент активно намекает на то, что его ща будет рвать - вызываю медсестру, чтобы принесли противорвтоное (блин, всё время забываю, что морфин такой крутой эметик), даю ему импровизированный тазик, пациент издаёт странные звуки, на мониторе в этот момент появляется ЧСС 0 и относительно прямая линия. В этот момент в палате оказываются все медсёстры и медбратья отделения - человек семь или восемь, с дефибриллятором, тележкой со всем необходимым и т.д. Но это всё нам не понадобилось - ритм восстановился сам, пациент взбледнул ещё раз, покрылся холодным потом и ему стало лучше. Зато вся утренняя смена моментально проснулась. Гыгы.
В двадцать минут седьмого я ещё раз прилегла, поспала полчасика. В семь утра я ненавидела весь мир, примерно до восьми, когда закончила обход и забор кровищи. Пациент спал, как дитя. Славабогу. Посмотрела с Торстеном распечатку с монитора - получается, была у него АВ-Блокада 3 степени. Хрен редьки не слаще, да.

Около девяти удалось покинуть тонущий корабль под названием "больница святого Винцентиуса", добрести до дома, с космической скоростью принять душ, добраться с Леркой до дерматолога, получить "и вот такой вот удар током" удар холодом в декольте, выяснить, что та хрень, что появилась у меня три недели назад на предплечье - это таки экзема, получить кортизоновую мазь с заверениями, что через два дня всё пройдёт ("А если станет хуже, Вы приходите!"), прогуляться до Марктплатц, а потом до Альте Банк, там позавтракать с шампанским и всяким вкусным так, что есть не хочется до сих пор, понять, что начинает со страшной силой накрывать от недосыпа, догулять до дома пешком по чудесной погоде и свалиться в час дня в постель со словами "Разбуди меня, пожалуйста, через два часа. Но если я буду сильно огрызаться, то дай поспать ещё часик".

Разбудили меня массажем спины и почему-то болящей руки. В полпятого с трудом удалось отлипнуть от кровати, а за время написания этого поста и вовсе проснуться.

Я люблю свою работу. Да.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments