Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Categories:

Как я провёл выходные. Много текста. Много картинков.

К двум часам дня субботы я приехала в родной автохаус для замены колёс на зимние. Дяденька в сервисе очень извинялся - произошёл сбой в системе, меня нет в списках, колёса не подготовлены, надо очень долго ждать, может быть, я приеду на неделе? Переписали меня на вторник, я вернулась домой, дождалась Машу, мы вместе заехали за Элей и решили, что в Шветцинген ехать как-то поздновато, поэтому подадимся куда поближе, но где тож красиво. Поэтому поехали в Виссембург, тот, что во Франции. Пока мы мчались туда, позвонили Саша с Ильёй, обещались в гости вечером. От Саши пришла ещё трогательная смс с просьбой купить три нешоколадных пирожных.

Поскольку мы были голодными, первым делом скушали по фламмкухену. Догуляли до кондитерской - в одну попали с толпой немцев, выбор там был не очень, мы быстро сбежали. В другой нас приветствовала очень пожилая дама с безупречными причёской и макияжем. Пирожные у неё были, а вот эклеров не было, дальше диалог дамы с Элей:
- А вот эклеры?
- Нет, что Вы! У приличного кондитера не бывает эклеров в это время дня!
- А... Ага... А вот в супермаркете? - начала провоцировать Эля, полагая, что дама щас грохнется в обморок.
- Эклеры из супермаркета?! Как можно?! - в обморок она не упала, но глаза закатила очень качественно. Мы купили три пирожных для Саши и, насладившись сценкой, ушли гулять.

Навернули круг по городку, пофотографировали себя любимых, заехали в местный супермаркет, где таки купили эклеров и шоколадных тарталеток, заодно сыра козьего и всего для тыквенной запеканки. Домой ко мне приехали в полвосьмого и к приезду гостей почти успели всё нарезать и загрузить. Потом долго ужинали, пили вино, разговаривали. В какой-то момент Маша совсем устала - я отвезла её домой. Гости досидели до половины второго ночи, после чего Эле как-то странно было ехать домой, поэтому с Сашкой и Ильёй мы попрощались, а Эля осталась ночевать у меня. Этак, глядишь, я и привыкну спать с женщинами. Мы ещё поболтали, и ещё чуть-чуть, а потом снова чуть-чуть. И спать улеглись, проявив силу воли, в начале четвёртого.

Эля встала в десять, я в одиннадцать, а с Машей договорилась на двенадцать. Мы позавтракали льежскими вафлями, о существовании которых я знаю благодаря Кутилову. Коротко подумали, не поехать ли нам в какое другое место, но другое место было несколько дальше Шветцингена, в Шветцингене мы тоже ещё ни разу не были, что обидно, ибо рядом совсем и красивый парк должен быть. В общем, решили ехать всё-таки в Шветцинген. Выкатились на любимую А5, навигатор даже не стал возмущаться, что, мол, пробки или ещё что и повёл прямо по автобану.

К плотности воскресного потока я за последнее время привыкла, не удивляет уже. Как известно, в плотном потоке тяжело держать дистанцию, о чём я и сообщила девочкам:
- Вот какого хрена они так все прижимаются? Невозможно держать дистанцию!
В конечном итоге я оказалась в левом из трёх возможных ряду, где получалось ехать 140-150 км/ч. Мы радостно проехали мимо Брухзаля, за ним появилось ограничение 120, скорость потока действительно несколько снизилась. В какой-то момент я уловила, что белый бусик с голландскими номерами, что маячил во втором ряду передо мной, тоже перестроился в левый ряд, за мной. Недалеко от съезда на Кронау я обнаружила, что машина передо мной довольно резко тормозит. Я грязно выругалась и дала по тормозам, причём давать по ним пришлось несколько резче и дольше, чем я планировала. На короткий миг возникло ощущение, что машина встала, как вкопанная, хотя, коенечно, нифига она не встала и ехала себе дальше под 80 км/ч (по моим ощущениям). Когда я поняла, что удалось оттормозиться, я выдохнула и расслабила плечи. В этот момент (счёт, конечно, на секунды) Эля выкрикнула что-то типа:
- Оля, справа!
Я повернула голову и увидела справа от нас, посередине между моим и соседним рядом тот самый белый бусик, который начал прижмать нас к отбойнику. В машине начался крик. Кричали, мне кажется, мы все трое, хотя каждому потом казалось, что именно он-то и не орал. Как всё произошло дальше, мы точно не знаем. У всех какие-то обрывки в голове. Но, видимо, примерно это выглядело так (с учётом информации, полученной от полиции): когда я оттормозилась, бусик за мной это сделать не успел (сказал, что тормозил, но оно не тормозилось) и, чтобы избежать своего лобового, он решил уйти в средний ряд, который был забит машинами. Ударившись о ехавшую параллельно мне машину, он в итоге ударил и меня в переднее правое крыло, чем внёс меня в отбойник, вдоль которого меня ещё протащило (не могу только понять - отбойник погнут на протяжении метров пятидесяти, а на водительской стороне на дверях нет повреждений), потом мы за что-то зацепились колесом, нас подкинуло, колесо оторвалось, мы перевернулись на правый бок и нас развернуло против движения.

Длилось это всё секунды, наверное. Эля сказала, что успела подумать "Ну, вот и всё. Пиздец.", а когда поняла, что стекло, на котором она едет, так и не бьётся, а машина даже остановилась, подумала "Хм, а, может, ещё и обойдётся". Я подумать ничего не успела. Но у меня до сих пор в ушах сначала крик, потом звук удара, а потом звенящая тишина в остановившейся машине. На доли секунды. Потом на три голоса:
- Девочки, все целы?!
- Да!
Я переспросила, вроде, ещё два раза. Оглядела обстановочку. Я, значит, нависаю над Элей, пристёгнутая ремнём. Эля лежит подо мной, Машка, сидевшая за Элей и тоже, славабогу, пристёгнутая, тоже лежит на своей двери. А я вишу. Прикольно. Не падаю.
- Так. Первым делом надо отключить двигатель, - объявила я и повернула ключ. Стали думать, как выбираться, чтобы и стекло не бить, которое, надо заметить, не разбилось во всей кутерьме, ни одно не разбилось! (его пожарные потом зачем-то били), и чтобы себя не повредить. Только начали думу думать, как дверь надо мной открылась, туда заглянул молодой парень:
- Are you OK, guys?! Oh... Mmes!

Это был он, водитель голландского бусика. Тут же откуда-то появились люди. Над нами заговорили в том числе и по-русски. Сначала вылезла Эля, попутно соображая, не захватить ли ей валяющееся под ногами яблоко, ибо ждать же нам долго всего, можем проголодаться (яблок мы взяли с собой прилично, чтобы поедать их в парке), но не успела подобрать его, потом я отцепила свой ремень, соскользнула вниз, в этот момент с меня слетели солнечные очки, очень хотелось их поднять, но не получилось, эх... Мне помогли вылезти.
Машу вытаскивали (ну, она сама вытаскивалась с помощью) через заднюю дверь. Выходя на руки к мужчинам, Маша кокетливо заметила:
- Это, вы лучше отойдите, я тяжёлая!
Мы огляделись. Впереди стоял въехавший в отбойник бусик. За нами стояло две машины с приличной дистанцией, и только за второй машиной поставили треугольник. Все вокруг ехали медленно-медленно. Отбойник погнут, как упоминалось, метрах на пятидесяти. Покорёжена какая-то фигня с солнечной батареей. Машинка дымится. Среди подбежавших к нам людей была совершенно случайно спасатель со "скорой". Очень быстро приехала полиция, потом и пожарные со "скорой". У Эли начала болеть поясница, у Машки подскочило давление - их увели в машинку. Пока мы всего этого ждали, мы... Ржали. Потому что у меня даже колготки, мои двадцатиденовые колготки, не порвались. Это и стало нашим девизом на этот день.
- Оль, тебе нужен плащ!
- Мне не холодно!
- У тебя шок, ты ничего не чувствуешь! Тебе холодно!
- Нет у меня никакого шока! Мне тепло!
Эля, сделав несколько фотографий:
- Тебе дадут денег на новую машину?
- Ну, я надеюсь. Или эту починят.
- Оль, ты её спереди не видела... Её не починят.
Мне стало интересно, что же там спереди, но посмотреть удалось сильно позже. Пока же пожарные что-то засыпали там песком, вытаскивали аккумулятор и т.д.
Когда машину перевернули, я смогла добраться до своей сумки с документами и т.д. Бусик и мою машину погрузили на эвакуатор, мы поехали с водителем, молодым парнем, который вёз мою машину. В кабине у него мы продолжали ржать:
- А вы в какой машине были?
- В этой! - показали мы.
У него округлились глаза.
Я Маше:
- Надо, наверное, маме позвонить? Пока Вовка ей фотки с фейсбука не показал...
- Конечно, позвони!
- Чорт, я буду реветь...
- Почему это?! Оль, ты вспомни про колготки!
Мы снова начали ржать. Водитель:
- Впервые вижу, чтобы женщины после такой аварии находились в таком настроении... Хотя, вы же русские? :)

Нас отвезли в Кронау, машинку оставили там, мы дождались полицию, я дала показания. Что удивительно - ни меня, ни голландца не проверили на алкоголь. Поскольку по машине было понятно, что ловить там нечего, мне выдали Гольф на две недели, от АДАС (можно было бы машинку починить, дали бы на всё время ремонта). Спросили, могу ли ехать. Я поняла, что могу. До того, вспомнив, как отреагировала Сашка на мой пост про лобовое нестолкновение в прошедший вторник (а именно - не дочитав пост, она позвонила мне в панике за мою жизнь), я решила, что Сашке тоже надо отзвониться и успокоить заранее.

Мы перегрузили вещи из старой машины в новую (там было трогательно: на переднем сиденьи лежал листок со сценарием - его в марте оставила в моём бардачке Дольче_Дуо, написав на нём размашисто "Я вернусь"), сделали прощальные фотографии, заехали в Брухзаль где выяснилось, что мой брат как раз ни о чём и не знает, потому что маме я, оказывается, позвонила на работу, а он сидит дома и в фейсбук не смотрит. Выпили чаю, передумали идти гулять в парк, а поехали в Карлсруе, в больницу, потому что боли у девочек не улучшились, а даже слегка усилились. У меня примерно через час после аварии начало побаливать правое плечо и подлопатка при движении и при прикосновении болела ключица и кожа по ходу ремня безопасности. Мелочи, но девочкам нужен был рентген.

Доехали хорошо, хотя на автобан я ехать не то что не решилась, просто не хотелось дополнительного стресса, тем более на незнакомой машине. Приняли нас сразу, потом правда пришлось долго ждать то снимков, то заключения. Когда дежурный хирург узнала, на какой скорости это всё произошло (а то Маша ей сказала, что мы 20 км/ч ехали :), отпустила нас только под расписку и после клятвы, что мы немедленно приедем, если ночью станет хуже. Элю забрал муж. Нас же долго ждали Сашка с Ильёй, заехавшие по дороге домой в Карлсруе. Пояился голод, и я подумала, что можно после больницы забежать к турку, хотя вечером воскресенья он может быть и закрыт. Пока я всё это думала, вдруг увидела турка тут же, в коридоре приёмника - у внучки поранена нога. Подошла, поздоровалась:
- Вы сегодня, небось, закрыты?
- Не, мы до десяти сегодня открыты!
- О, так мы к вам ещё зайдём.
В начале десятого Машу с Элей всё ещё не отпускали, поэтому Сашка с Ильёй съездили за едой - их там уже ждали, типа, "это вы из больницы?"
Около половины одиннадцатого мы были у меня. Быстро поужинали. Маша поехала домой на велотрамвае (это когда у тебя есть велик, но везёшь ты его в трамвае). Ребята предложили взять меня с собой в Штутгарт, раз уж они всё равно уговорили меня не ходить сегодня на работу. Просто, чтобы я не оставалась одна. Я всё-таки осталась, проводила их, вернулась в квартиру, раза четыре рассказала историю в кратком изложении и письменно по скайпу разным друзьям, в два ночи поняла, что нужно ложиться спать, в начале третьего легла, на удивление двольно быстро уснула, мне не синились ужасы...

Проснулась в шесть и не смогла уснуть. Перечитывала булгаковские Записки юного врача. Пересматривала в телефоне все фотографии с аварией. Снова читала. В начале девятого позвонила на работу, бодро поговорила с секретаршей. А потом надо было позвонить кому-нить из коллег - я попала на Лизу. И, объясняя в двух словах ситуацию, начала таки рыдать. Чем и занималась потом ещё минут пять. Кстати, выяснилось, что Лиза проезжала мимо нашей аварии, только в сторону Карлсруе.

Сейчас начало двенадцатого. Из постели я ещё не вылезала. И не вылезу, пока мама не приедет. На работу пойду вечером, дежурить. Дежурить я смогу. Я бы, думаю, и работать смогла...

А, итог-то... Меня всю неделю пытался кто-то убить - две аварийные ситуации во вторник, в пятницу меня тоже очень некрасиво и опасно подрезали, и вот, в воскресенье, добили. Не знаю, перед кем я там так провинилась, на всякий случай попрошу прощения. Огромная благодарность рубашкам, в которых мы родились, и ангелам-хранителям, которые не спускали с нас глаз.
Маша:
- В церковь пойдёшь?
- Маш, я же атеистка...
- Аааа...
После того, как увидела раскуроченный перед машины и стояла с упавшей челюстью, Маша:
- А теперь пойдёшь?

И спасибо друзьям. Вы у меня замечательные.

Ну, а теперь слайды. Сначала весёлые-виссембургские, потом суровый реализм. Поехали.

DSCI1351 (FILEminimizer)

DSCI1356 (FILEminimizer)

DSCI1361 (FILEminimizer)

DSCI1382 (FILEminimizer)

DSCI1388 (FILEminimizer)

IMAG0463 (FILEminimizer)

Реализьм.
Вот из этого положения мы из неё и вылезали:
DSC01322 (FILEminimizer)

Переворррррачиваем!
DSC01324 (FILEminimizer)

Маша спасает мои музыкальные диски, а если бы не пожарные, она бы и яблоки спасла:
DSC01325 (FILEminimizer)

Машинко, вид спереди слева:
DSC01327 (FILEminimizer)

И справа:
DSC01328 (FILEminimizer)

Тут видно, как оно дымиццо:
DSCN7012 (FILEminimizer)

Въехавший в нас бусик:
DSCN7018 (FILEminimizer)

И не только в нас:
DSCN7019 (FILEminimizer)

Уборочка:
DSCN7025 (FILEminimizer)

Погружаемся на эвакуатор:
DSCN7026 (FILEminimizer)

Прощальные фотографии на кладбище автомобилей:
DSCN7032 (FILEminimizer)

DSCN7033 (FILEminimizer)

Берегите себя, пожалуйста. Все.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →