Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Categories:

Вторник-понедельник.

Так бывает, да. Понедельник был выходным днём, поэтому вторник, как первый рабочий день, воспринимается понедельником. Отсюда когнитивный диссонанс.

Олька встретила меня вчера на вокзале и привезла нас ко мне домой. Почти два часа мы пили чай с молоком, Олька ела подаренные мамой красивые раскрашенные яйца, а я - мамины печеньки. Разговаривали. Некоторые аж до глаз на мокром месте договорились. Не-не-не, летом всё-таки к И.А. А то оно конечно отпускает, но сильно медленнее, чем хотелось бы.

Около двух я улеглась, в начале третьего, вроде, уснула, по будильнику сегодня встала почти без проблем, но на работу пришла с приличным таким опозданием, заболтавшись с Дапенгом.
Отделение поразило своей пустотой - херр Ш. в реанимации (видела его потом - интубирован), потому что человеку в жизни не повезло за 5 дней несколько раз. Они ему в четверг стенты поставили, а те через пару часов полностью затромбозировались. Гм. А в остальном... Четыре пациента знакомы про прошлой неделе, а ещё четверо (минимум четверо) новые. Час убила на вчитывание в них, в новых. Янина помогала, ага. Потом пришла моя обер-докторица, и с ней мы почти час читали истории ещё раз. По пациентам пройтись не успели - этим я занималась самостоятельно и бысто.

Херр В. Бывают такие старики... Не знаю, как описать... Вот и старый он, и немощный, и после инстульта, и дизартрия, и нарушения глотания с аспирацией, и неделю назад я думала, что помрёт он у меня, и пару дней даже в палату не заходила... А ему лучше! И речь понятней! И понимает он абсолютно всё, что я ему рассказываю. И это такое чувство непередаваемое... Рассказала ему, что попробуем завтра или послезавтра PEG-зонд поставить и сразу его выписать, объяснила, как это будет проходить и уже собралась выходить из палаты, но заметила боковым зрением, что лицо его, только что улыбавшееся, вдруг исказила гримасса плачущего человека. И сама чуть не разрыдалась. Дык нельзя ж. Вернулась, погладила по щеке, спросила, а он говорит:
- Что ж я так долго и так сильно болею...
Побыла ещё немножко с ним. Эх. Такой же милый старик был у меня пару недель назад - херр Д., которого я помню ещё с 2008-го года. Он сильно сдал за эти годы, но тем не менее - в день выписки он, сидя в своём кресле, без которого передвигаться почти не может, целовал мне руку.

Обедали сегодня долго, болтали с коллегами, как водится. Потом сделали с Яниной две приёмки. В полчетвёртого сделали перерыв на чай с тортами - на работе жесть после Пасхи, хоть не ходи туда: торты нескольких видов и бесконечное количество шоколада. В четыре я уже подумала, что пора бы отсюда валить, а готовить выписки на следующий день лень. Сказано - сделано.

В пять ко мне приехала Маша и мы начали гулять в центр. Там у нас было два дела, оба были с честью выполнены. Как минимум, понятно, что у меня будет с первой неделей отпуска. А дальше видно будет.
Потом у Маши заболела спина, а у меня голова - боролись таблетками. Ужинали рыбонькой в Нордзее. В начале девятого разъехались по домам на трамваях, потому что до того произошёл диалог:
- Ну, ничего, Оль, щас доедешь до дома...
- Доеду? - возмущённо несколько, ибо пешком же!
- Оль, доедешь, доедешь. Потому что пешком ты не дойдёшь.
- Не дойду?
- Не дойдёшь. Ты себя видела? - и прям в лицо давай мне телефоном тыкать, чтобы я, значит, своим видом прониклась.

Я прониклась, да. Да и ибупрофен более-менее подействовал. Поэтому план простой - чай с печенькой, душ и спать. Чего и вам. Хотя у вас и нет маминых печенек. *показывает язык*
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments