Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Если пациент хочет жить, то ни один врач ему не сможет помешать.

Поняв вчера, что выписывать придётся целую толпу пациентов, я решила всё-таки начать рабочий день с логичного - обхода.
К половине первого я закончила его и три приёмки. Прерваться пришлось один раз - вызвали в приёмник, но туда, похоже, всех вызвали - прям экшн какой-то: реанимация там, я, Валери, Ариадна, которая щас в приёмнике работает. Ух! Пациент с дефи, который мерцательную аритмию распознаёт как желудочковую тахикардию и бьёт несчастного током с небольшими перерывами. А это больно. Несчастного жалко. Чтобы выключить в дефи функцию шока, надо положить на него магнит - вот, пока нашли, пока положили, пластырем магнит приклеили, перевели под монитор на Е0, перекрестились.

К началу второго я сделала две выписки из семи и убежала обедать грустным кусочком рыбы и салатом. К концу рабочего дня я справилась с 4 выписками и отправилась к Штефи за дежурственным телефоном. Пятую выписку доделывала потом, потому что примерно полчаса времени убила на поиск того несчастного, который должен дежурить в среду - это дежурство Гива, а Гив - сюрприз! - заболел. И Дапенг ходит на работу больным, потому что практика показывает, что если ходить на работу, параллельно подлечиваясь антибиотиками, выздроветь не получается. Когда Штефи позвонила и рассказала о болезни Гива, я начала истерически хохотать. Так или иначе, надеждой нашей остался Максим, которого пришлось, практически, заставить взять это дежурство. Я обожаю прям эту роль - обзвонить всех коллег, всем рассказать, что за жопа у нас происходит и найти решение проблемы. Это, мля, именно то, на что я училась!

Последнюю выписку доделала к шести. Нашла на интенсиве аппарат Эхо, вернулась на Е0, исключила троим пациентам выпот в перикард (или подтвердила), поговорила с Анной, которой я во время истерического приступа послала весёлую смс, сходила в приёмник, порешала вопрос там, а в половину девятого обнаружила смс от Николая, в которой он сообщал, что в Карлсруе его нет и, вообще, он ещё не выздровел. Начала прям на лестнице отвечать, стоя перед входом на Е0, в это время зазвонил мой держурственный телефон, одновременно с этим я услышала, что по лестнице кто-то несётся, и этим кем-то оказались Мартин и Мартина! О, да у нас реанимация!, подумала я и тоже помчалась на Е0, заранее предполагая, кто у нас решил поумирать.

Херр Б., про которого я писала накануне, с пневмонией, миастенией, недавно экстубированный и полежавший два часа у нас, а потом по настоянию невролога переведённый под монитор. Медсестра нашла его без дыхания, начала реанимировать. Тут мы все прибежали, Мартин его довольно быстро интубировал. Адреналин. Ещё адреналин. Поломали рёбра и, по ощущениям, грудину тоже. Знаю, что только ощущения это - грудину сложно сломать. А вот рёбра - лего, и у него они были бррррр :( Зрачки оставались довольно узкими. Прогноз у дядьки - никакой. Через 15 минут мы решили остановиться. В пользу пациента, так сказать. Зрачки сразу расширились. Мы укололи из человеколюбия дормикум, чтобы облегчить процесс умирания. В этот момент пациент начал дышать, а на мониторе показался ритм - трепетание предсердий. Мы грязно выругались, кардиовертировали и продолжили реанимировать. Зрачки тут же сузились! Ещё через 15 минут и 2 ампул адреналина мы снова с чистой совестью решили остновиться. Зрачки снова моментально расширились. Отключили кислород, трубку пока оставили, конечно. Наблюдали за монитором - пульс становился медленней, ждал изолинию. Вдруг Мартин говорит:
- Он вздохнул! Ты видела?!
- Нет, я не видела. И ты не видел.
- Ну, хорошо, я тоже не видел.
Зрачки внезапно сузились, пациент задышал так, что это стало невозможно игнорировать, на бедренной артерии прощупался пульс, давление 70 мм рт.ст. систолическое. После ампулы акринора 120. Подключили кислород и очень быстро увезли на интенсив. Я наконец-то поужинала. Забрала кровищу и поставила периферийки на Е0. Ушла на ВД1 и подготовила 5 выписок. С полуночи до половины первого готовилась ко сну, это ж целая процедура на дежурстве. Просыпалась в полпятого почему-то, снова быстро уснула, потом проснулась в полседьмого и 20 минут пыталась выползти из постели.
По дороге на ВД1 встретила Катрин, дежурившую ночью в приёмнике. Катрин ошарашила меня чудесной новостью - Ариадна заболела, а Ариадна работает щас в приёмнике от кардиологов, что означает, кто-то из нас должен сегодня и завтра замещать её в приёмнике в утреннюю смену. Я снова истерически расхохоталась и объяснила Катрин, что людей у нас нет и больница должна как-то сама решить этот вопрос.
Сделала обход, выписала всех, кого планировала и трусливо сбежала из больницы. Почему трусливо? Потому что если на сегодня у нас точно никого нет в приёмник, то завтра - завтра, чисто теоретически, там могу работать я, Штефи, Анна... И у меня абсолютно нет желания ни работать завтра, ни решать этот вопрос - у меня нет больше моральных сил. Поэтому я не подхожу к телефону, а ментально я уехала в Мюнхен, из которого вернусь только завтра вечером. Такой у меня врательный план. И мне не стыдно, нет.

Щас схожу к стоматологу, вечером едем к Эле на маленькое новоселье, в промежутке попытаюсь встретиться с Олькой (хоть я узнала только что из поста Мариночки, что Олька не хочет, чтобы её называли Олькой). Спать не буду - всё-таки 6 часов сна у меня было.
Всем хорошего дня, несмотря ни на что.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments