Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Продежу-2.

Как ни стараюсь, а восемь часов подряд поспать не получается. Эх. В воскресенье вылезла тихонько из постели и на цыпочках, чтобы не разбудить спящего в гостиной Саньку, ушла на кухню, где долго завтракала, собирала паёк на работу, наполняла водой бутылку - я же не рассказывала, что у меня для воды теперь новая бутылка, которую можно мыть в посудомойке её заботливо вручил мне в субботу Паша), потому что две предыдущие в посудомойке мыть было нельзя, но я, послушав совета Катьи (у неё такие же, а она поставила их в посудомойку и им ничо не было!), таки помыла. Бутылки скукожились, чем явно намекали на то, что использовать из больше нельзя. Теперь у меня прекрасная тёмно-синяя бутылка. Ура. А то за эту неделю очень явно чувствовался недостаток воды в организме.


На работе сидел уставший Николай, пожаловавшийся на своё субботнее дежурство. После передачи дежурства мы поговорили про Сочи, российску политику, Путина и Булгакова, после чего я отпустила Николая смотреть... что там вчера было? Биатлон был в субботу, его он пропустил... Ну, в общем, Олимпиаду смотреть. А сама бросилась работать. Правда, работы особо не было. По мелочам - то кровь взять, то ещё кровь взять, то посмотреть на ЭКГ вместе с Маринкой, то истории болезни рассортировать. Около часа пришла в гости мама и принесла пирожки с капустой и яблоками. Ммммм! Посидела у меня немножко - мама рассказывала, а я продолжала сортировать чёртовы истории болезни. Потом мама ушла, а я сделала одну приёмку (спасибо, что на это воскресенье она была всего одна), написала две выписки для сто лет назад выписанных пациентов и принялась за третью, самую нежеланную, толстую и мёртвую. Тем временем вечерело, за окном лил дождь и Паша уже было подумывал ехать ко мне на машине, ибо мокро очень. А через четверть часа дождь перестал и Паша добрался до меня пешком почти сухим. И с сырниками. Выпили вместе чаю, я слопала сырники, а Паше отдала мамины пирожки. Отлично посидели, ага. Потом я Пашу проводила, а сама пошла ставить периферийку и снова брать кровищу у тётеньки с болями в животе, про которые она весь день молчала. И снова писала мёртвую выписку - никак не получалось закончить.

Без четверти десять, когда я разговаривала по телефону с приёмником, в кабинет ворвался Марк, медбрат С1, живущий в доме напротив моего:
- Ты нам нужна на ВД, там реанимируют, херра И.!
Я поскакала следом, размышляя, что реанимировать херра И. - дело неблагодарное и ничего хорошего из этого не выйдет. Пока размышляла, заметила, что мы бодро пробежали мимо палаты херра И. и побежали на новую часть ВД. Интенсивщики были уже там. Пациентка лежала в дверном проёме душа/туалета - ноги там, голова в палате. И это именно та пациентка, что пятого февраля болела инфарктом передней стенки, после реанимации лежала на ВД, в ночь на воскресенье выдала давление 200 с ангинозными жалобами и выраженными подъёмами ST, которые после инфаркта-то уже пошли на убыль. Николай взял её под монитор на ночь, стабилизировал давление, с утра ЭКГ вернулась к исходной, жалобы пропали, а в крови СК и тропонин падали и падали. Поговорив с утра с обер-доктором Алксом, я вернула пациентку на место, на ВД. А тут вон чо! Все три сына были тут же. Сын, собсно, и позвал тут же медсестру, увидев, что мама упала. Реанимацию начали сразу. 45 минут. На минуту восстановился ритм и тут же снова пропал. Мы опустили руки и ушли говорить с сыновьями, которые всё это время рвались в палату. Ей было всего 62 года. Свинство какое-то... Переложили её в СРU, ибо только там была свободная палата, чтобы родственники могли попрощаться. Родственников пришло много, требовали беседу с врачом, кричали на сестёр. Пакистанцы. Из троих сыновей я выбрала одного, самого сдержанного и, на мой взгляд, способного в этой ситуации воспринимать информацию. Попросила разрешение на вскрытие - он предварительно согласился, а через полчаса отказался. Это их право, разумеется. А мы так никогда и не узнаем, что это было.

Пока я оформила бумаги и мельком взглянула на вновьприбывшего пациента в CPU с деменцией, синкопой, подозрением на инсульт, а может, и кровотечение субарахноидальное, и тропонином, так вот внезапно настала полуполночь. В полночь я выключила свет и закрыла глаза. Не могла уснуть минут двадцать. А без четверти два позвонил приёмник и рассказал про NSTEMI у женищны с продолжающимися жалобами и терминальной почечной недостаточностью. Несмотря на тропонин 17 и СК 450, я решила не информировать обер-доктора, а ждать до утра. Уснуть я не успела - позвонили из другой больницы, угрожая инфарктом. Пришлось дать им номер нашего факса, вставать, идти на отделение, слезящимися и нераскрывающимися глазами вглядываться в ЭКГ, понимая, что подъёмы ST есть, но на инфаркт не похожи, но все по задней стенке левого желудочка. Порычать. Позвонить в другую больницу и дать добро на перевод пациента. Не успеть лечь и закрыть глаза, как снова получить звонок из приёмника - Катарине не нравилась эта диализная пациентка, ибо на 8 мг морфина у неё всё ещё были жалобы. Поскольку всё равно надо было скоро ещё раз вставать и принимаь пациента из другой больницы, а заснуть, видимо, всё равно не удалось бы, я снова вылезла из постели и пошла делать Эхо диализной тётеньке, чем и занималась до половины четвёртого. Во время обследования пациентка даже уснула. Поэтому я во второй раз решила, что не буду звонить ночью оберу. Как только я закончила с Эхо, приехал новый пациент - на нашей ЭКГ измнений у него не было. Видимо, это у него на высоком давлении такая хрень вылезла... Минут тридцать ушло на его приёмку. В пятом часу я снова легла, а в полпятого всё ещё не спала. Переставила будильник на половину восьмого, решив, что нас теперь так много, что они обойдутся без моей помощи по утреннему забору крови и обходу.

За три минуты до будильника позвонил Ахмед и сказал, что придёт позже. Ну, что ж - можно и вставать... Ужасно слезятся глаза. Почему-то дома они по утрам не слезятся... В восемь позвонила Ирина - заболел ребёнок, она остаётся дома на два дня. Чуть позже позвонила Магдалена - заболела. И тут начинаешь понимать, какой пользой было бы встать пораньше, взять кровь, сделать обход... Но я решила, что польза себе для меня сейчас важнее, чем польза коллегам. И без четверти девять сбежала оттуда.

Душ, завтрак, сообщение от Паши, что всё прошло хорошо и он уже едет домой. Нюхать тюльпаны и ложиться спать. Хотя бы часик. Очень нужно.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments