Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Недельный дыбр.

Воскресенье неделю назад я провела по большей части с деточкой. Паша с утра увёз гостя сначала на завтрак к друзьям, потом на автобус, и вернулся только в начале второго - мы как раз собирались пойти погулять, компанию нам Паша не составил.

Вытащили ребёночку старый самокат - оказалось, что она из него выросла и боится скорости. Так что мы сделали полукруг у нашего дома, вернули самокат в подвал и потопали на прогулку пешком. Сначала на маленькую площадку, там мороженое, потом на большую площадку, где Котёна излазила всё, что могла и, наконец, устала. Причём устала так, что стала требовать нести её домой на ручках на полпути к дому. Сил на это у меня не было, возник конфликт интересов и скандал - я позвонила Паше, он забрал нас на машине. Уф.

Потом Котёна предсказуемо уснула - очень поздно для дневного сна, но что делать. Паша уехал на очередную репетицию ужина - они все репетиции начинают с накрытого стола! Котёна в полседьмого проснулась и мы провели с ней тихий вечер дома.

В понедельник у меня был последний день отпуска, на который я запланировала кучу дел. В сад Котёну отвозила я, Паша же уехал на целый день с Ирой смотреть место проведения свадьбы, которую они будут снимать через месяц. Вернувшись домой, позавтракав и составив список, я принялась за "работу". Ужасно была горда собой, потому что вычеркнуть удалось все пункты. Часть, правда, пришлось доделывать вечером, даже довольно поздно, но тем не менее. Последним пунктом было "купить телефон" - даже это я сделала, но жду его до сих пор, приехать должен в четверг. Самым важным было разобрать бумаги - сами собой они почему-то не разбираются никогда. А, ещё хотели сходить в велосипедный магазин, но мама с Котёной так загулялись после садика, что в магазин мы не успели.

Во вторник я зачем-то ходила на работу - особого смысла в моём присутствии там не было, нас сейчас стало снова слишком много (ну, это иллюзия - когда в отпуске один, а не четверо, и никто не болеет). Вытащила снова велосипед - оказывается, после зимнего перерыва ездить довольно тяжело, приехала взмокшая. После работы скаталась на спорт, но позанималась там довольно вяло. Домой вернулась чуть позже Паши с Котёной - они тоже как-то подзадержались в бассейне. Вечер помню плохо. Помню только, что два вечера на этой неделе ребёнку укладывали со скандалом и без умывания, причём с истериками такого толка, что мы реально задумались о том, чтобы мне уехать на недельку в отпуск без семьи, заодно и отлучить детку. Потому что договариваться с ней по поводу гв по-хорошему не получается.

В среду на работе было всё то же самое. В общем-то, это и неплохо - после 6 недель неработы в кардиологии вливаться вот так потихонечку это очень даже. После работы помчалась домой и думала, что мы договорились с мамой и Котёной, что они тоже сейчас приедут. Но все друг друга недопоняли, поэтому я была уже дома - мокрая от жары и велика, Паша тоже дома, а мама с Котёной на площадке у нашего старого дома, потом в трамвае, который в последний момент без объявления войны свернул не туда, из-за чего им пришлось топать пешком остановку, так что дома они были уже немножко никакие. А мы собирались в велосипедный. Ну, раз собирались - поехали.

Продавщица посмотрела на деточку нашу и сказала, что беговел ей уже поздно, берите сразу нормальный велосипед и без дополнительных колёс. При этом великов таких, чтобы Котёна могла касаться полностью стопой земли, у них не было - не такая уж она и большая ещё. Она покаталась и на самокате, и на беговеле, и на обычном велике попробовала, все устали, особенно детка - истерика началась на "хочу пить!" и "мы не взяли сумку с водой" - тут мы ретировались и отправились ужинать. Точнее, сначала Котёна требовала молочную пенку. Продавщица в кафе уверила, что её автомат не умеет делать молочную пенку отдельно от кофе, нет такой кнопки - я попросила её сделать нам латте, разбив его на два: молоко в один стакан, эспрессо в чашку, и вуаля! У неё получилось! После этого мы отправились к азиатам и поужинали - я, конечно, ностальгически заказала номер 36. Когда-то это было нашим с Машкой стандартным заказом в этом заведении. Номер 36 по-прежнему хорош, а Паша с мамой свои порции доесть не смогли.

Уже выходя из магазина, за 5 минут до закрытия забежали в одёжный магазинчик, где я мгновенно купила Котёне три платья, Паша ей же кепку, а сама Котёна формочки в виде вафельных рожков. Тот факт, что такие формочки у неё уже есть, а ей всё равно купили, радовал Котёну безмерно - она радостно повторяла это всю дорогу :) В начале девятого мы выкатились из магазинов и решили отвезти мою маму на вокзал, раз уж мы всё равно на машине. На вокзал мы не попали - он был оцеплен. Гм, подумали мы, Паша отвёз меня с Котёной домой и повёз в Брухзаль мою маму.

Котёна же настояла на немедленном применении формочек. Уговорить её зайти домой хотя бы за кофтой не удалось. На улице темнело и холодало, мы были в безрукавной одежде, а я ещё и на каблуках - само то для песочницы. Ну, сходили, да. Были, конечно, единственными на площадке. Протусовали там до начала десятого, пока окончательно не стемнело. По дороге домой ребёнка, конечно же, устала и запросилась на ручки - хорошо, что Паша к этому моменту вернулся и вышел нас встречать, так что домой детка доехала у него на плечах.

В четверг я полдня кому-то что-то помогала на отделении, а после обеда занималась Эхо. Вернулась домой, оставила велосипед и догуляла на площадку за мамой с Котёной. Ребёнок, разумеется, затребовал мороженое, но резко изменил свои планы, увидев чупа-чупс - так что мороженое я ела одна. Потом у мамы начал падать сахар и нужно было уже выбираться с площадки в сторону еды. Догуляли до турков и поужинали у них - Котёна утащила у меня половину мяса из салата. Домой возвращались медленно, с бабушкой попрощались у двери и дома оказались в половину девятого.

На следующий день предстоял ранний подъём, потому что Котёну в сад надо было привести до 8:15. В итоге всё было нервно: детка, уже полностью одетая, внезапно испачкала штаны и мы уже решили, что это настоящий понос и в сад ей сегодня не грозит вообще, но это оказалось одноразовой мини-акцией, так что снова переодели, успели ещё и мультик показать. А когда Котёна надела кепку и рюкзачок, она вдруг оказалась такой большой девицей - мама дорогая! На велике я на работу уже не успевала, так что они отвезли меня на машине.

В пятницу я работала в Эхо одна и это было ужасно. Потому что 7 ТЭЭ, меж которыми постоянно вклинивали ещё кого-то, и всем срочно, и всем надо. Ы. В полпятого я забрала дежурственный телефон и снова отправилась в Эхо, и вышла оттуда в половину одиннадцатого. Не, параллельно я делала ещё, конечно, всякие другие вещи. Например, ругалась с онкологическими сёстрами, которые не везли мне пациента, а привезли его тогда, когда Вальтер уже ушёл, а без него я очень боялась делать то, что с ним надо было сделать - там не было ничего сложного (переставить дефи из МРТ-модуса в обычный), но Ира мне рассказала, как в последний раз при перепрограммировании этой модели случайно отключила кардиостимулятор, а пациентка от него была зависима, и как это было всем неприятно, особенно начавшей закатывать глаза пациентке. Но мне повезло - и пациент мой был не зависим от ЭКС, и в момент, когда я за него взялась, мне позвонил Матиас по другому совершенно поводу, но я его попросила меня не бросать и просто на телефне остаться на пару минут. В общем, всё было хорошо. На ужин я тоже сделала небольшой перерыв. И ещё ко мне приходила Лена, тоже на Эхо. Лена - врач-офтальмолог, поэтому в качестве презента, необходимости в котором, конечно, совершенно не было, она принесла мне глазные капли, всякие разные - и с антибиотиком, и от аллергии, и витамины, и просто для увлажнения глаза, в общем, целое богатство!

В полночь я ещё сходила на интенсив, поболтала чуть с Наташей и медсестрой Ирой, заметившей, что у меня уставшие глаза. И сразу после её слов на меня действительно как будто что-то навалилось, потянуло в сон, я быстро распрощалась и убежала спать. Ровно в час ночи я проснулась от ощущения песка в глазах, глаза начали склеиваться. А в полтретьего Наташа по телефону обрадовала тем, что везут инфаркт.

В начале четвёртого мне пришлось идти в катетер-лабор, глаза едва удалось разлепить. Инфаркт оказался лёгким - один стент и вуаля! Пациент, правда, подвывал и после 20 мг морфия, и пытался двигаться во время коро, так что Вальтер его даже легонечко стукнул. В четыре я уже снова лежала в кровати, с закапанными глазами - спасибо Лене! И до семи я спала.

Утро далось мне тяжело. Обход сделала на старой части ВД плюс две палаты на новой. Ушла в 10:15, сдав дежурство Анне. Домой на трамвае. Дома - семья, включая старшего ребёнка. Вскоре и мама приехала, и пирожки с капустой привезла! Пока завтрак, пока душ, время обедать - тут Котёна запросилась спать. Пока она спала, Паша с Сашкой съездили за продуктами, а мама на ярмарку тканей, где добыла для Котёны весёлого трикотажа. В пять Паша с Сашкой уехали готовиться к концерту в "Эхо", а мы с мамой и Котёной собрались на прогулку - точнее, они на прогулку, а я на концерт тоже. Ехать решили на машине, ключ от которой я долго искала, очень громко и неприлично ругаясь на Пашу (ну, а кто ещё мог спрятать ключ!), пока не нашла ключ в кармане своего пуховика. Упс.

Запарковалась у площадки, оставила маму с Котёной там и благополучно послушала первую часть концерта. За 20 минут до того пообщалась с народом, послушала разных историй про мыш и крыс. В перерыве убежала, нашла своих там же, где оставила. Ребёнок полностью песочный, бабушка тоже. Дети с площадки постепенно исчезли, осталась одна мама с двумя детьми, причём помню я её по прошлому лету, ещё беременной вторым, и запомнилась она мне Олей. Девочке старшей 3.5 года и эта девочка как-то рррраз и начала играть с Котёной. И мой ребёнок, который вообще предпочитает играть один, внезапно тоже начал играть с Раудой. И следующие полчаса нам было детей оттуда не вытащить. У Рауды нехватка общения на русском - они полтора года как переехали из Питера, в сад она не ходит, как я поняла, папа говорит на арабском и немецком. А мама оказалась вовсе даже не Олей, а Оксаной. И ветеринаром. Мы все очень мило пообщались, раздали под конец детям печеньки и рисовые вафли и в полдесятого, наконец-то!, разошлись. Мы с Котёной отвезли мою маму на вокзал, вернулись домой и часам к одиннадцати умудрились Котёну уложить.

Паша с Сашкой вернулись вскоре после этого. И мы протупили с телевизором, пивом и фисташками аж до половины второго. Ну, блин.

В воскресенье встали очень поздно. Детка была капризная-плаксивая-сонная. Паша с Сашкой после завтрака ещё и колёса поменяли на машине - всё это под 27 градусов в тени, у нас внезапно лето в последние дни. Около часа дня мы, наконец-то, выехали в Раштат. Я - красотко, ибо конъюнктивит стал не лучше, а хуже. В Раштате после обеда мы с Котёной немедленно обе уснули и нас еле разбудили в полпятого. К тому времени стало немножко прохладней и стала возможной мысль о выходе на прогулку. По дороге зашли к Пашиным дедушке с бабушкой - там мы узнали, что гробим ребёнка, но уточнять не стали.

В городе был весенняя ярмарка с каруселью, но мы на неё опоздали - карусель как раз разбирали, когда мы подошли. Котёна расстроилась, но её удалось задобрить мороженым. От него она съела, правда, две ложки, остатки пришлось допивать нам. Мы встретились спонтанно со Славой и все вместе догуляли до площадки, там деточка набегалась, накаталась с горки и накачалась на качели, под конец с неё свалившись, что закончилось скандалом с требованием молока прям щас. Я уже не знала, что и делать, как, к счастью, появился Пашин папа с мячиком и формочками - ребёнок от меня тут же отлип, но и с площадки теперь было не увести. Половина девятого вечера. Режим, блин!

Пока ушли, пока поужинали, пока сели в машину - дома оказались в десять вечера. В четверть получночи девочка, наконец-то, уснула. А в шесть утра упала с кровати. В общем, не высоко, но обидно, конечно.

Я по будильнику посмотрела на свои глаза и решила, что ну их нафиг. Хотя сегодня дежурство, но невозможно с такими глазами по работе ходить и работу работать. Так что отвезли деточку в садик мы, заехали в магазин и домой-домой. У нас сегодня по-прежнему тепло, но дождь весь день с небльшими перерывами. У меня ностальгическое настроение, мне хочется лежать на диване и перечитывать свой жж, чем я и занимаюсь параллельно с написанием этого постика, периодически ржу страшно и пощу что-нибудь в ФБ, который, кстати, перестал корректно открываться у меня в хроме. В планах было ещё заказать пару платьев в Бонпри и пропылесосить квартиру. Ну, не знааааааю....

О, только что приехал телефон! Новенький! Ура! Обещался только в четверг.

Ну и чтобы два раза не вставать, поставлю сюда немножко из ФБ, про Котёну, разговаривалки её всякие.

- Ты моё счастье! - говорю я ребёнке.
- И нежность! - добавляет дочь.

- Мама, смотри, луна!
- Да, луна. Растущая или убывающая?
- Жёлтая.

- Бабушка, ты будешь жить у нас?
- А где я буду спать?
- У мамы большая кровать!
- *вступаю в разговор* А я где буду?
- Рядом с бабушкой!
- А папа?
- Рядом с тобой!
- А ты?
- Рядом с папой!
- А в твоей кровати кто будет спать?
- Никто!
- А зачем мы её купили?
- Чтобы в ней никто не спал!
Не, железная логика.

И из музыкального: "В Африке дети вот такой ширины..."
Tags: Котёнкоговорения, жизнь - боль, работа - не волк, сон в жизни человека не главное, яжмать
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments