Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Categories:

Недельный дыбр.

Интересно, что я совсем не помню "выходные" прошлой недели.
То есть помню, что во вторник отвезли ребёнку в садик, а сама я съездила на спорт. Дальше провал. И про среду провал. Это даже неожиданно, обычно я немножко что-то помню...
В четверг было бодро с "детку в садик, сама на спорт, после спорта встречаться с Пашей и идти с ним к врачу, послушать рекомендации, записаться к профессору за вторым мнением, позавтракать в кафе, вернуться домой". Потом я доделывала дома бумажки всё те же, Паша в четвёртом часу уехал за Котёной и увёз её в Раштат, а я ближе к пяти залегла спать перед первой ночью.

По дороге домой ребёночек уснул в машине, так что в квартиру принесли рыдающего Котёнка, но до момента моего ухода на работу всё как-то подустаканилось.

Ночь выдалась аховой - когда я пришла, в приёмнике было девять пациентов, а когда уходила утром - восемь. При этом всю ночь я, разумеется, работала. Без перерыва.

Ночь пятницы была приятней - пациентов мне досталось всего двое, ими, конечно, не ограничилось, но в шесть я смогла уйти в комнату отдыха и провалялась там почти до восьми. Потом, правда, выяснилось, что в 7:15 пришёл пациент, но девочки решили меня не тревожить. Мимими.

В субботу утром "избавиться от семьи", конечно, тяжело - я легла спать, Котёна прибежала ко мне, вроде, как тоже спать, обнимала меня холоднющими ногами, потом начала ныть, что она не хочет так долго спать и давай-ка, мама, вставай! Паша её увёл и воспользовался моим советом съездить на крытую детскую площадку (скорее, игровой комплекс), где они и провели три часа - Котёна не хотела уходить. Потом Котёну перехватила моя мама, а Паша уехал на концерт - я, вообще-то, тоже планировала туда добраться (у нас тут было культурное явление в лицах Романа Ланкина и Славы Сэ), но когда я проснулась и поняла, что мне за час надо поесть, всё собрать и доехать до места, то есть ребёнка я не вижу вообще совсем нисколько, да и ребёночек начал страдать, плюнула и осталась дома. Мне даже удалось Котёну умыть и спать уложить, почитав ей предварительно. На работу поехала на машине, парковалась прям там, куда "скорые" подъезжают, успела только-только. Впрочем, смену я принимала у Дапенга - он бы простил мне небольшое опоздание. Тем более, я прям с утра улучшила ему настроение, оставив на его полке лист с нарисованным солнышком :)

Ночь на воскресенье выдалась весьма рабочей - каждый раз, когда я думала, что вот щас закончу этого пациента и пойду полежу, привозили следующего. Полиция приезжала - привезли дядьку с 2 промилле, севшего за руль и въехавшего в другую машину. Хорошо, что никто не пострадал. Алкоголизированный дядька вовремя сообразил, что надо делать, чтобы не забрали в полицию - пожаловаться на боли в груди, что при наличии ИБС и множества стентов в коронарах, конечно, восприняли серьёзно. Ну не мудак ли...

Второго алкоголика привезли с местной улицы Красных фонарей. Мммм... Я видела, как он пытался пописать в мочеприёмник. Мммм... Я не знаю, что он делал на этой улице. Точнее, чем.

В половину шестого утра привезли барышню с чем-то, что, вероятно, можно перевести как ДЦП - у барышни была частота дыхания 50, сердца - 150, давление у неё "скорая" измерить на смогла, у нас намерялось 60/40, температура 40. Я посмотрела на "скорую", посмотрела на несчастную пациентку и поняла, что делать ей здесь нечего и надо бы с опекунами решить вопрос об ИВЛ и прочих реанимациях, а потом разбираться, где начинать её лечить - у меня или сразу в интенсиве. Опекуны (мать и какой-то мужчина) заявили, что для начала давайте делать всё! Я ушам своим не поверила. Повторила. Особенно прогноз повторила. Про качество жизни говорила. А они мне:
- До декабря у неё было прекрасное качество жизни!
- Эээ... Ммммм... *бля*
Позвонила Басти в интенсив - последнее место. Ну, чо делать, поехали. Только отвезли её туда, позвонили со следующей "скорой" - херр К., которого я за четыре недели в приёмнике принимала уже дважды, с ухудшением ХОБЛ. Ну, говорю, везите, чо уж. В это время Ясмин, медсестра наша, говорит:
- Будем надеяться, что ему не нужен NIV, но ежели что - у хирургов в интенсиве ещё пять мест.
А врач из хирургического интенсива мне этой ночью уже помогал - с переводом английским (пациент говорил только на английском и итальянском, а мне нужно было донести до этого простигосподи идиота, что если он не будет жрать таблетки от давления, то так с давлением 250 и помрёт - а таблетки он не жрёт!). И вот. Вернулись мы с нашего интенсива, а тут ввозят херра К. - я уж приготовилась здороваться и говорить что-то в духе "Ну что же вы, херр К., я ж вам в прошлый раз очень советовала остаться, а вы, а вы, а вы... ", но поняла, что говорить не с кем: пациент ни на что не реагирует, на губах белая пена, частота дыхания 40 и вообще жопа какая-то. Смотрю на доктора с некоторым недоуменим, а доктор говорит:
- Ой, ну как-то он ухудшился! Сатурация 95 была, когда мы выезжали!
Тут газы крови подоспели - рН 7.1, парциальное давление кислорода 28 (это в капиллярной-то крови!), углекислого газа под 90. "Ррррр!", ругаюсь я практически вслух и звоню в хирургический интенсив - дайте, говорю, коечку и аппарат дыхательный!
Привезли с Ясмин его туда, дождались, пока заинтубируют - NIV там уже не катил, конечно.

В шесть вернулись в приёмник, утёрли лбы: за полчаса двух пациентов в интенсив переложить - это круто, конечно. Зато хоть понимаешь, что ты тут вообще делаешь и зачем нужен.

Дальше я разбиралась с гиперкальцимией у тётушки с дикой кахексией, про которую сыновья рассказывали, что жить она точно хочет, только зубные протезы не подходят, новые она не хочет, а без них есть не может, потому месяц не ест!

Михаель, дежурный обер, позвонил около восьми и сообщил, что его поезд отменили, так что давай обсудим всех пациентов по телефону - обсудили и отпустили меня домой вовремя.

Дома ждала семья и гость Миша, оставшийся у нас ночевать после концерта, потому что поезда уже не ходили. Я в начале одиннадцатого таки легла спать, а Паше удалось уговорить Котёну съездить по делам, на площадку и в Раштат, так что проснулась я почти одновременно с их возвращением - опять уснувшая детка, опять вопли. Но удалось успокоить и всем вместе съездить на вокзал - там была на час пересадка у Димки. Мы успели на полчаса - заодно отдали ДР-подарочек. И поржали. Как без этого!
Дома ужин, сборы. Уложить детку не успела, но умыть хотя бы и книжку быстро прочитать.

Последняя ночная смена была более-менее спокойной, но уйти из приёмника всё равно не удалось. Были настоящие больные - молодой парень с тропонином и СК, видимо, миокардит. Мужчина с синкопой, раскроивший себе лоб - принимает разные антипсихотики, а заболевание психическое началось у него на фоне повреждения таламуса при операции на пазухах. Страшно-то как...

Это ночь была последней сменой медсестры Розвиты - она уходит на пенсию, а по этому поводу другая медсестра принесла пирог, и мы его ели в компании с хирургом Арно, поговорив отлично за больничную и образовательную жизнь, сравнивая Бельгию, Россию и Германию.

Ещё в два часа ночи я перепарковывала машину, потому что место, на котором я стояла две предыдущие ночи, было занято как раз медсестрой, а утром оказаться на месте кого-нить из профессоров я не хотела - за два круга нашла место на соседней улице, оттуда и забрала машину после сдачи смены. Домой успела так, что ещё и зубы Котёне почистила, и причесала её, в сад отвезли её вместе с Пашей.

Потом я спала четыре часа, забирала Котёну из сада вместе с мамой. Погода была переменчивой, так что мы поехали домой. Ещё съездили с Пашей в магазин, иначе была опасность уснуть. Вечером Котёна периодически истерила, так что мама высказала сомнения по поводу нашей идеи оставить ей Котёну на три дня, а самим уехать в Прагу на свадьбу к Димке, поэтому, видимо, придётся брать Котёну с собой.

Паша за этот день поменял перегоревшую лампочку в моей машине, заодно обнаружив под капотом засохшую крысу - думает, что куница сделала запас. Ыыыыыы.

Уложили детку к десяти. Я уснула вместе с ней, конечно, но Паша быстро меня спас и мы ещё два часа тупили, попивая бордо.

Посреди ночи Котёна, конечно, проснулась, пришлось идти к ней - у неё я до утра и осталась. Ну, так себе поспали. Отвезли в сад, Паша довёз меня до спорта, сам ушёл на встречу, а час спустя мы с ним встретились и сходили к коленному профессору, который сказал, что "резать к чёртвой матери, не дожидаясь перитонита". Мы ушли думать эту мысль и заедать её бургерами - было вкусно, но в конце осадочек, потому что денег с нас попросили как-то сильно больше, чем мы рассчитывали - оказалось, что у них разные по ценам вариации еды с одинаковым названием. Ну, кто им виноват. Денег вернули.

Мы приехали домой, я подумывала пропылесосить квартиру, но потом мы приняли с Пашей мудрые решения - он валяется в спальне, а я с ноутом на диване. Через 15 минут поеду за деткой - может, хоть сегодня удастся погулять в зоопарке. Погода отличная, хоть и прохладно.

А ещё я совсем забыла, что мне надо подготовить доклад на 20-30 минут - хорошо, что Паша вчера напомнил. А то я уж переживала, как провести свободную неделю. Ыыыыыы.
Tags: жизнь - боль, когда твои друзья с тобой, матьехидна, скоропомощные записки, сон в жизни человека не главное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments