Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Categories:

Промальчика ЛеонПалыча: пре-/пери-/постпартальное.

Очень много букв и малоприятных физиологических подробностей.
Подумайте, надо ли оно вам. Мне, похоже, надо :)

В начале 2018 года я закончила "обучение" в катетер-лабор, то есть перестала ежедневно подвергаться рентгеновскому облучению и приобрела навыки диагностической коронарографии, что означало для мне две вещи - можно подавать документы на экзамен по специальности "Кардиология" и беременеть. Морально я была готова на второго ребёнка сразу после первого. Хорошо, что так быстро не получилось, а потом была взята разумная пауза - это я поняла, когда Котёна начала расти и отжигать, а я имела возможность наблюдать за тем, как всё происходит в семьях с малой возрастной разницей у детей. Ну и пауза была взята, собсно, для того, чтобы пройти полгода в катетер-лабор.

К середине 2019 года стало окончательно ясно, что забеременеть в моём возрасте действительно не очень просто - гинеколог разводила руками, предлагала узи-контроль овуляции (и овуляция таки на всех контролях была) и рекомендовала пытаться дальше. Мысленно я начала потихоньку привыкать к мысли, что и один ребёнок - хорошо. Коллеги коллективно задолбали вопросом, когда я уже подам документы на экзамен, и додолбали - я таки собралась с мыслями, всё заполнила, сдала и 4 июля получила допуск на экзамен.
За пару недель до этого у меня случилась задержка. Я добила все тесты на беременность, что лежали у меня дома и 10 июля пришла к врачу:
- У меня задержка и 7 отрицательных тестов.
- Гм! - сказала моя врач, взяла кровь на ХГЧ и сделала УЗИ, на котором вместо беременности обнаружила кисту яичника, чем и объяснила нарушение цикла. Кровь на ХГЧ была предсказуемо отрицательной. Мне сказали спокойно ехать в отпуск и ждать - обычно в течение 3 месяцев такие кисты рассасываются и всё восстанавливается, на контроль прийти через три месяца или как только восстановится цикл - ещё раз посмотреть овуляцию.

Решив, что пока не будет восстановления цикла, беременность невозможна, я, наконец-то, расслабилась - наконец-то, можно не переживать, что у тебя "те самые правильные дни", а ты то в ночную смену, то на дежурстве, то просто устала так, что ни до чего... Мы съездили в Питер, где я ни в чём себе не отказывала - ну, игристое, коктейли, в меру, но... В конце отпуска началось что-то типа кровотечения, так что вернувшись домой в начале августа, я зашла к врачу без записи, чтобы уточнить, считается ли это восстановлением цикла и не надо ли мне что-нибудь сделать. Она пожала плечами и сказала, как и в июле, прийти через три месяца. Ну, ок.

В августе у меня было пять дежурств, а последняя неделя - отпуск на Майорке. По дороге в аэропорт меня начало тошнить - меня периодически укачивает в машинах, списала на это. В аэропорту купила Вомекс, приняла - уснула по дороге от аэропорта к самолёту в автобусе, проспала напрочь весь полёт и кое-как проснулась уже в Пальме. На следующий день тошнить меня не перестало. И на следующий. И ещё один. Тут я начала что-то подозревать... Так вывелась формула - "в каждый третий приезд на Майорку Вольва узнаёт, что она беременна". С Котёной это было во время моей поездки с мамой, в ноябре 2014-го - тест я купила в аптеке, где работала немецкая барышня. В этот раз тест пришлось покупать на испанском. Купила я его вечером, для верности подождала утра. Ну, можно было и не ждать.

Первого сентября мы вернулись домой. В этот же день к нам должны были приехать Пашин брат с семьёй - они уже приехали в Германию и ночевали в Раштате у родителей. Я попросила Пашу перенести их приезд на понедельник, чтобы хотя бы самим как-то спокойно прийти в себя после поездки, особенно мне - работу на следующий день никто не отменял.

С работы позвонила врачу - она была в отпуске, девочки назначили мне приём на через неделю, но я решила сходить и к замещающей тётеньке, ибо на этой же неделе у меня было дежурство, а дежурить беременной больше в мои планы не входило. У замещающего врача приём назначили в этот же день, сразу после работы. В приёмной я заполнила бумажку со своими данными и "жалобами", указав положительный тест. Врач встретила фразой, повергшей меня в ступор:
- Что, нежелательная беременность?
Когда я таки подобрала челюсть с пола и сказала, что беременность очень даже желанная, а знать мне надо всё точно прям щас, потому что особенности работы, она сделала УЗИ. Увидев на УЗИ бьющееся сердце, я впала в ступор во второй раз и спросила о примерном сроке:
- Почему примерный? Сейчас я вам всё скажу... Так... Одиннадцатая неделя.
- Не может быть. Как вы объясните отрицательный анализ крови 10.07?
- Я не буду это комментировать. Всякое бывает.

Мне выдали справку для работы с ПДР на двадцатые числа марта, которую я отдала сразу на следующий день. Удивительно, но сейчас я совершенно не помню тот разговор с шефом. Заодно я сбегала к эндокринологам - вообще, они сейчас сидят в Диаке (слившейся с нашей больнице), но диабетологи со школой для пациентов сидят у нас. Сюзанна, старшая врач-диабетолог, выдала мне глюкометр и велела контролировать сахар. Через несколько дней стало понятно, что без инсулина не обойтись - начали с базального, ещё через пару дней подключили короткий инсулин. Я порыдала, но что было делать - да, с Котёной тогда инсулин начался в третьем триместре, но то тогда, а то сейчас. Узнав мой BMI, Сюзанна вынесла вердикт - за всю беременность набор веса не должен превышать 11 кг. Спойлер - я набрала 4.5.

Когда я пришла к своему врачу, она удивилась:
- Что-то вы рано...
Я достала Mutterpass (книжечка с результатами обследования беременной, у меня ещё от первого раза осталась) и фоточку с УЗИ, врач:
- Оооо... И фотографии уже!
- Ага. А теперь мой вопрос - как вы мне это всё объясните?
Она сделала УЗИ, по её измерениям срок получался поменьше (впрочем, тот же срок стоял на принесённых мною фоточках, фоточку с бОльшим сроком мне та врач не отдала), она засела с календарём, очки то снимала, то надевала - в общем, было видно, что в голове укладывается не очень, но в итоге высчитали, что забеременеть я должна была после того анализа и до поездки в Питер, а ПДР перенеслась на 07.04. Может быть, она бы увидела что-то в начале августа, когда я зашла к ней спонтанно, но теперь уж что.

Я решила заодно сразу уточнить вопрос о возможности получения Beschäftigungsverbot - это "освобождение" от работы с сохранением зарплаты для беременных с либо медицинскими факторами риска, либо с производственными. В первом случае "освобождение" даёт гинеколог, во втором - профврач на работе. Я посчитала, что возраст, диабет с актуальной инсулинозависимостью и психостресс на фоне еженощного прихода к нам в кровать деточки (то есть ни одной ночи я не сплю без прерывания сна), заселения к нам родственников в количестве 4 человека на неопределённое время и необходимости готовиться к экзамену (я планировала сдавать в конце ноября) являются достаточными факторами. Врач пожала плечами и сказала, что диабет не является показанием к, и вообще - ужесточились всякие проверки-законы и такое освобождение проще получить через профврача.

Ок, сказала я. И попросила взять у меня кровь на PraenaTest на хромосомные мутации плода. Побочным продуктом этого теста является определение пола ребёнка - его вам сообщат, если вы захотите. Стоит он сейчас 300 евро (если не залезать в какие-то микросателлитные мутации), за определение пола денег не берут. А каких-то 7 лет назад это стоило под полторы тысячи евро. Анализ был готов к 11 неделям. Пол врач имеет право сообщить только после 12 - это прописано в Законе об охране прав эмбрионов, чтобы родители не селектировали детей по полу. Гинеколог:
- Вы знаете, я не имею права вам сообщать... Но вы коллега... И вы же всё равно будете сохранять беременность...
- Уже просто скажите, что там девочка!
- Там мальчик!
- Упс!
Для девочки у меня давно было имя. Не говоря уж о полном комплекте одежды и обуви. И вообще, я привыкла к девочке! А что делать с мальчиком??? А как его назвать??? АААААА!!!!

Визит к профврачу закончился фразой "У вас явные медпоказания к "освобождению", я не понимаю, почему ваша врач сомневается, поговорите с ней ещё раз, если нет - мы вам напишем". Я выдохнула и в следующий визит ещё раз затронула эту тему со своим врачом - она объяснила, что если она вот просто так напишет, а потом, через пару лет, будет проверка страховой и страховая не найдёт причин для "освобождения", то с врача взыщут всю ту зарплату, что я получу за это время (сохранение зарплаты идёт за счёт медстраховки). Я кивала, говорила, что "за что купила, за то и продаю", что эндокринолог тоже считает, что мне нужно хотя бы сокращение часов (невозможно работать на 100% в большой больнице и соблюдать режим питания и инсулинотерапию) и понимала, что больше спрашивать не буду - ибо какого чёрта. Пока я шла от стола к креслу и располагалась на нём, в голове у моего врача что-то щёлкнуло, видимо, потому что она вдруг сказала:
- Ладно. Вы мне дороги. Беру это под свою ответственность.
И выдала мне нужную бумагу. Это было 23 сентября - я пришла в клинику и объявила, что больше не работаю. Особенно неудачно получилось с шефом - ему я сообщила об этом сразу после того, как он говорил с другой моей коллегой. Я наблюдала, но не слышала этот разговор - по языку жестов я догаалась, что коллега либо уволилась, либо тоже беременна. Оказалось первое.

Всё это время меня, разумеется, тошнило. Не сильно, зато почти постоянно. Даже не то чтобы прям настоящая тошнота, а ощущение "постоянно плохо". С работы я приползала и падала в спальне, потом выползала на ужин и заползала обратно - семья и родственники относились с пониманием. После 23 сентября жить стало, конечно, проще. В целом токсикоз продлился до 20 недель, полегче же стало уже после 16 недель. Как и в первый раз.

Насладиться беременностью по полной не давал висящий надо мной экзамен. В середине октября мне назначили первую дату - на 18.11. Я посчитала, что за месяц не подгтовлюсь, пожалела, что всё это время не читала нифига, и отказалась, сказав, что беру следующую возможную дату. Начала что-то читать. Узнала, что многие ездили на подготовительный курс по общей терапии, и решила такой тоже посетить. Итого, курс по кардиологии в середине ноября, курс по терапии в конце ноября, ленивое почитывание, потом внезапно Рождество, Новыйгод, закрытый садик, и за пару дней до Старого Нового Года письмо с датой экзамена на 5 февраля в Хайдельберге. Ждать следующей даты в Карлсруе я не могла - 5 февраля было бы 7 месяцев и если следующую дату назначили бы ещё через 2 месяца, то могло бы получиться конфузно. Поэтому я мобилизовалась и три недели читала, не поднимая головы. Но об этом я уже писала в постике про экзамен. Чего я там не писала, это про веселье с выбором одежды - вес я набирала медленно, но хотелось, чтобы экзаменаторы меня не слишком мучили. За день до экзамена выяснилось, что вся одежда, что я предполагала надеть, скорее скрывает живот, чем подчёркивает его. Тьфу ты! Остановилась на одном платье, но в день экзамена решила примерить "беременную" юбку, купленную ещё в первую беременность, но так ни разу и не надетую - и вот она подошла идеально. С началом экзамена, правда, выяснилось, что беременность заметил только председатель комиссии, экзаменаторы как-то пропустили этот момент - ну, спасибо, что не я заговорила об этом и что мы расставили все точки до начала собственно опроса. Но я потом веселилась - ломаешь себе голову, подбираешь одежду, задействуешь мужа, а они - не заметили!

Во время этих трёх недель подготовки я, в основном, лежала в кровати, ибо другого места в квартире для спокойного чтения у меня не было. На улицу я за всё время вышла, может, раз пять. Потребность в инсулине за это время выросла серьёзно - я перестала есть углеводы на завтрак, потому что колоть инсулин с фактором 8 или около того морально было невозможно, на обед и ужин фактор остановился на 5. После экзамена началась другая жизнь - я старалась ходить за Котёной в сад пешком (это 3 с копейками километра) и этого оказалось достаточно, чтобы снизить фактор до 3, а к концу беременности даже до 2.5. Впрочем, с завтраком я по-прежнему не экспериментировала.

Я не выполнила, разумеется, и части того, что запланировала на эти оставшиеся 2 месяца - всё казалось, что времени ещё много. 9 марта Паша внезапно вышел на работу, а 16 марта у нас закрыли садик. Гм...

16 марта я сходила в роддом на предварительную беседу о рисках - по правилам барышни с инсулинозависимым диабетом отправляются рожать в клинику, при которой есть перинатальный центр, я же хотела рожать там же, где и в прошлый раз - в своей клинике. Педиатров у нас нет, это значит - ежели что, ребёночек на "скорой" уезжает в детскую больницу, а ты кукуешь в роддоме. Опасность для конкретно моего ребёнка заключалась в возможной гипогликемии. Акушерка сняла мне КТГ, пять раз повторила, что таких, как я, они вообще-то, не берут, после отправила к оберу. Это был молодой доктор, с ним коллега-ассистентка, они сделали мне УЗИ, убедились, что с плацентой и деткой всё хорошо, предупредили ещё раз о рисках и велели приходить, когда начнётся. Я к тому моменту, видимо, так устала от маски на лице (я пришла простуженная), что забыла спросить, что делать, если к 7.4 не начнётся? Моя врач уходила с 6.4 в отпуск.

Результаты этого осмотра я отправила вместе с показателями сахара Сюзанне - очную встречу мне там отменили из-за короны. Спустя несколько дней она перезвонила, сахар хвалила, но отметила, что детка маловат - если он всегда такой был, то ок, а вот если он перестал расти, то не ок, это может говорить о недостаточности плаценты, что, собсно, и является причиной того, что барышням с диабетом не дают перехаживать и загоняют на стимуляцию. С учётом того, что сама я худела, вместо того, чтобы набирать вес, этот разговор вверг меня в лёгкую панику. Через день у меня была встреча с моей гинекологом - УЗИ там уже не предполагалось, но я посетовала ей на слова эндокринолога, а она внезапно проявила понимание и сделала УЗИ (внезапно, потому что до того на слова Сюзанны она плевала и так часто УЗИ, как хотела бы Сюзанна, не делала). На УЗИ выяснилось, что детка за две недели не прибавил в весе. Я начала рыдать.
Врач немножко испугалась, попыталась меня успокоить тем, что все показатели в пределах нормы, но факт оставался фактом - 2800 две недели назад и 2800 сейчас. Врач позвонила в клинику, попала на обера, который, как выяснилось, и заведует там "рискованными" беременностями (16.3 его не было, поэтому со мной разговаривал его коллега) и договорилась на приём для меня на следующий день. Паша настоятельно попросил меня собрать уже сумку для клиники.

На следующий день в роддоме всё повторилось - КТГ у той же акушерки, которая теперь знала, что я работаю тут же, поэтому мы с ней обсудили её нарушения ритма и нашего обера Гива. А потом был обер-доктор и УЗИ, которое в его исполнении показало 3150. Он меня всячески успокоил, но относительно стимуляции был жёстким - 39 недель. Я сторговалась на 39+2 в надежде, что малыш, как и Котёна в своё время, решит родиться сам.

1 апреля, 39+1. КТГ у моего врача, всё спокойно. Пожелала мне удачи.
Паша раньше уехал на работу, поэтому Котёна ждала меня у Марка. Я прогулялась пешком до врача и обратно - вот уже 5 км. Сходила за Котёной, а та захотела ещё поиграть - Иоланта меня отпустила и сказала, что они Котёну сами приведут. Я начала шуршать по дому, переделав кучу дел, например, убрала сорняки на балконе и подмела там - это дофига работы оказалось. Вроде, стирала. Вроде, как-то прибралась в квартире, не дойдя, правда, до помывки полов руками, да и шваброй тоже. Шагомер в итоге показал 17 тысяч, часть из них, конечно, взмахи руками. Дособирала сумку. Котёну привели уже вечером, Паша вернулся в десятом часу. Пока уложили дочь, пока сами улеглись - спать оставалось часов шесть. А, Марьяша накануне посоветовала выпить лактулозы, которая является слабительным и запускает, соответственно, перистальтику кишечника, при которой работают те самые простагландины, что может поспособоствовать началу родов. Но я на лактулозу так и не решилась. Понадеялась всё-таки на младенца.

В семь утра приехала мама и переняла вахту, а мы к 7:30 приехали в роддом. Пашу не пустили дальше входной двери. Да, в связи с короной партнёрские роды у нас разрешены, а посещения - нет. Поскольку о стимуляции мне сказали, что она может идти несколько дней, мы решили, что Паша вполне может в четверг поехать на работу - если что, сорвётся и поедет ко мне, а ехать ему порядка часа. Если бы я знала, как будут развиваться события, то не отпустила бы, конечно.

Пашу, значит, не пустили, по этому поводу я разрыдалась и так пошла в родилку. Принимавшая меня акушерка мягко поинтересовалась, чего, собсно, ревём - я объяснила, что мне накануне рассказали две нехорошие истории про стимуляцию, а тут ещё и одну оставили. Меня поутешали, положили на КТГ. Забежал "мой" обер - пожелал удачи и сказал, что придёт завтра, сегодня он с дежурства. В девять утра пришла лечащий врач, тоже попыталась меня успокоить и выдала мне, точнее, в меня простагландиновый гель. Заодно сказала, что по результатам ощупывания там всё хорошо, а это значит, что стимуляция может сработать и сегодня. Тут бы мне и позвонить и Паше, наверное, но я решила не дёргаться. Меня ещё полчаса продержали на КТГ и велели идти в палату, вернуться через два часа или раньше, если вдруг чо.

В палате лежала женщина по имени Анника - тоже со второй беременностью, переходившая 9 суток и стимулировавшаяся с предыдущего дня. Накануне у неё уже были схватки каждые 2 минуты, а потом они пропали. Ей снова выдали гель и вот теперь она ждёт. "О, как бывает!" подумала я и расслабилась. Где-то через час начались какие-то схватки, но так - нерегулярно, несильно. Ко мне приехала Настя, передала мне забытое полотенце - мы с полчаса пообщались через стекло по телефону. Потом я сходила на контроль, пообедала, ещё раз на контроль - к этому моменту у меня сменилась акушерка. Марию я помнила ещё по первому разу - она заполняла мои данные, когда я в 2015 пришла на предварительную беседу. Напомнила ей об этом и она сразу вспомнила - я приходила в воскресенье, когда дежурила работавшая тогда ещё у нас Сюзанна... Марии 60 с хвостиком лет, опытная акушерка, поэтому она сняла мне КТГ и сказала, что уже обсудила с врачом вторую серию стимуляции - второе введение геля случилось около 15 часов. Кроме того, Мария сказала, что на ощупь там всё так хорошо, что она уверена, что рожу я сегодня. Давай, говорит, сделаем это до девяти вечера, до моей пересменки! Если бы она при этом сказала, что раскрытие было 4 см, я бы ещё успела позвонить Паше, но она не сказала, так что я просто отправила ему сообщение с прогнозом на сегодня.

Схватки после этого второго введения начались сразу. Мы полчаса позаписывали КТГ и Мария отправила меня обратно в палату - приходить велела, если всё усилится, или воды отойдут, или ещё что, а если ничего - то в 17:30. Когда я дошла до палаты (подняться на один этаж и пройти 10 метров), меня начало трясти - соседка посмотрела на меня озабоченно и спросила, как я себя чувствую. Схватки стали таки нарастать - я пыталась посчитать частоту и длительность, но у меня получалось то 2, то 3 минуты, и я решила, что это недостаточно регулярно. То, что я их уже не очень переносила без подвывания, я как-то во внимание не приняла - лучше всего получалось встать на четвереньки и раскачиваться. Не забывая подвывать, да. И на часы смотреть.

В 16 часов вернулась моя соседка и, как только она освободила туалет, я туда метнулась - позыв на низ обернулся не только ожидаемым, но и неожиданным - пузырь таки лопнул. Больно было так, что подвывание превратилось в покрикивание, стало окончательно ясно, что надо бежать в родилку. Но не могла же я бежать из туалета, не убрав там кровищу с пола и с унитаза и не приведя себя в порядок? Помутнение разума, воистину.

Когда я выскочила из туалета, согнувшись втрое, соседка моя посмотрела на меня ещё более озабоченно:
- Тебе не пора в родилку???
- Пора!
Я метнулась к мобильнику, а моя соседка к медсёстрам - благо, пост был напротив нашей палаты. Мне выдали сопровождающую - ученицу школы медсестёр и позвонили в родилку, чтобы ждали. Девочка пыталась придерживать меня за руку и приговаривала "Помедленнее!", я же неслась, насколько позволял организм, по лестнице, держась за перила и покрикивая, потому что перспектива родить прямо на лестнице маячила весьма не иллюзорная. На втором пролёте из меня вылился тазик воды с примесью крови. Поскольку с Котёной тогда такого не было, я впечатлилась. Тут меня подхватила Мария и мы быстро-быстро преодалели последние несколько метров - меня завели в тот же родзал, где я рожала Котёну. Это меня успокоило. От Марии услышалась чёткая команда перестать кричать, дышать и при следующей схватке уже таки выталкивать из себя младенца, с чувством! Это подействовало на меня тоже успокаивающе, я пришла в себя и извинилась за громкие вопли, впрочем, тут же пришла потуга и мне пришлось сосредоточиться на другом. В этот раз у кровати-кресла не были прикручены металлические стержни, за которые в прошлый раз было очень удобно держаться, поэтому пришлось схватиться за изголовье. Позвали врача. На третьей потуге ЛеонПалыч выплыл весь целиком и мгновенье спустя оказался у меня на груди. Я пришла в себя ещё раз и спросила Марию:
- Эммм... Это так и было запланировано? Что это было вообще?

В 16:10 я убежала с отделения, в 16:15 родился сын. Когда часа полтора спустя я таки добралась до мобильника, увидела сообщение от Паши с просьбой держать в курсе, отправленное ровно в 16:15 - ответила фотографией.

Плацента, как и в прошлый раз, не особо хотела выходить, поэтому меня, опять же как и тогда, изнасиловали мочевым катетером (это, как и тогда, не помогло). Но обошлось в итоге. Эпизиотомию в этот раз не делали, но без разрывов, пусть и только первой степени (что бы это ни значило) не обошлось, поэтому потом долго шили, причём ждать, пока подействует анестезия, не могли, ибо кровило - и вот это было очень больно. Но мне разрешили орать и ругаться, что я и делала. Орала, в смысле. Не ругалась. Как ни удивительно, сейчас я уже не помню, где был ребёнок в момент вышивки по мне - видимо, у Марии, проводившей первый осмотр, взвешивание и т.д. Иначе вероятность того, что я дёрнусь от боли и выроню младенца, была ненулевой.

Мария помогла мне потом перебраться на кровать, выдала мне одетого уже ЛеонПалыча и мобильник, взяла кровь на сахар и успокоила меня нормальными показателями, а к половине седьмого медсёстры забрали меня на отделение.

Фсё на сегодня.
Про первые десять дней я, надеюсь, смогу написать завтра. Но не факт. На этот пост ушло три или четыре дня...

Подытожу только.
Я очень благодарна своему организму за такую приятную беременность - если бы не диабет, то придраться было бы абсолютно не к чему (токсикоз не считаю, ибо такова жизнь). Очень жалею, что пришлось стимулировать - почти уверена, что дай они мне доходить до срока, ЛеонПалыч родился бы самостоятельно. Ещё больше жалею, что из-за дурацкой пандемии в сочетании с не очень чёткими высказываниями акушерки и врача Паша не смог быть со мной - до слёз, до сих пор.
Зато ЛеонПалыч прекрасен - это примиряет меня с последними двумя пунктами.
Уф.



Неужели кто-нибудь дочитал? :)
Tags: ЛеонПалыч
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Воскресельник.

    В воскресенье прям с утра договорились с Мариночкой выгулять девиц на роликах. К нам присоединилась Настя и мы все немножко напряглись, потому что…

  • Пятнично-субботнее.

    В пятницу погода так шептала, что я хотя и собиралась поначалу топать за Котёной в сад с мамой и Лёвочкой, вести её на балет, гулять, пока…

  • Прочетверг.

    Во-первых, забыла вчера сообщить, что дочь совершенно честно обыграла меня вчера в шашки. Это до сих пор даже Паше не удавалось. Я совершила ровно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments