Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:
Пять лет...
Я так и думала, что если кто-нибудь из нас скажет вслух это "пять лет", я зареву, потому молчала. Не сдержалась мама.
Тогда, пять лет назад, в это время она ещё ни о чём не знала, тихо спала в больничной палате.
Получилось, что я последняя из нашей семьи, кто видел его живым. "Пока, Олька", и ушёл на работу. Я осталась готовиться к первому в ту сессию экзамену, что должен был случиться девятого. Он забыл какие-то документы, младшенький повёз их в середине дня. Привёз, но не дозвонился - всё время были короткие гудки, оставил бумаги на вахте. Ночью я не спала - никогда не удавалось поспать в ночь перед экзаменом. Часа в 2-3 (память таки стирает подробности) появилась И., зазвонил телефон, она сказала, что
это меня. Мы с И. были в ссоре, я понимала, что звонить мне в такое время никто не может, в трубке что-то буркнули, и всё неверно истолковав, я её бросила. И. спросила:
- Что тебе сказали?!
- Ничего, я повесила трубку.
- Оля... Папа умер...
Негнущимися пальцами набрала его рабочий:
- Мне В.И.
- А кто его спрашивает?
- Дочь.
- Ой, деточка... *пауза* Ты знаешь... Он... умер...
Идиотское оглушение, непонимание, отупение. Заплкала только в семь утра, когда позвонила С. предупредить, что не приду, потому что... Почему, сказать не смогла.
К маме в больницу, похоронные дела, забитая сессия...
Он умер прямо во время телефонного разговора с другом, ещё днём. Потому и было постоянно занято. Нашли только ночью. Я до сих пор не знаю, почему. Потому что лично меня не устраивает диагноз "Острая сердечная недостаточность"
Я никогда не избавлюсь от комплекса вины - стенокардия, гипертония, и всё это я не смогла адекватно полечить.
Я не успела сказать, что люблю его.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author