Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Практика. Начало.

День первый.
Встреча с профессором назначена на девять. За пять минут до девяти наконец-то дозваниваюсь до Бонна, пытаюсь прояснить бумажный момент. Итог разговора: ну, упросите профессора написать вам практику с 1.11, а не с 6.11, как это на самом деле. Набираю побольше воздуха, чтобы выместить страх, и... Упускаю профессора. Через двадцать минут я увижу его уже в операционной. А пока... "За вами сейчас придут, подождите".
Жду пару минут. Приходит мальчик с именем почти как у меня - Хольгер (Х мягко, Р глотаем). Врач. Выдаёт мне чей-то халат, бегло показывает оба отделения, представляет куче народа, я в шоке - надо бы представляться фамилией, но я произношу её и понимаю, как нелепо и длинно она здесь звучит. Плюю на условности и представляюсь по имени. Среди прочих профессор Зигель с гастроотделения. Вообще-то, он первый ответил на моё резюме и пригласил на собеседование. Назначь он мне точную дату, как знать, работала бы сейчас у него. Выглядит дружелюбно, жал руку и желал всяческих. Признаться ему я не решилась.
После этого Хольгер объявил, что на 60 пациентов у них тут два врача всего, и сдал на руки Себастьяну.
Отделение специализируется на коронарографиях и ЭФИ. Пациенты поступают, в основном, для этих процедур и, как правило, уже обследованные, а многие и не по первому разу. Больной приходит, на следующий день получает своё, на третий-четвёртый выписывается. Всё. В день поступает по 8-9 человек. Но попадаются и пациенты по "скорой" со всем чем угодно.
Не зря жалуются немецкие пациенты на недостаток внимания со стороны врачей, не зря. Приём больного длится десять минут. Со сбором анамнеза, подписыванием информированного согласия, осмотром и забором крови. Помним, да - всяческие внутривенные манипуляции здесь проводятся врачами, которые, зато, освобождены от тоно- и пульсометрии, ибо на то есть медсестра, ЭКГ и ЭХО (ЭХО, правда, каждый лечащий врач делает сам. Очень удобно. Никаких записей на неделю вперёд и прочей ерунды).
В который раз вспомнила добрым словом Ральфа, который нам всё-таки много чего показал и рассказал.
Я понимаю почти всё, что говорят врачи, наполовину медперсонал и на треть пациентов. В основном, полагаю, из-за местного диалекта.
В середине дня состоялась встреча с шефом по персоналу, которого мне таки удалось уговорить написать фальшивую дату, и специальной тётенькой из пошивочного отделения, которая выдала мне брюки и халат (посетовав, что заказывать такие вещи надо бы за месяц), путанно объяснила, как это всё менять и сдавать (система шкафов, понимашь), пообещала табличку с именем и отпустила с богом.
Посмотрев несколько ЭХО, пару приёмок и отказавшись для первого раза от взятия крови, ушла из клиники в начале пятого в смешанных чувствах и голодная, так как остался совершенно неосвещённым вопрос о питании доктора в рабочее время. Остаток дня убит на покупку белых тапочек, не подумайте плохого только.

День второй.
Всего первый подъём в шесть утра, а уже начинает нервировать. Дорога занимает в общей сложности 40 минут. Неплохо даже для Питера или Гамбурга.
Первые попытки приёма пациентов и забора крови. И то, и другое с переменным успехом. Мальчики футболят меня друг другу, ссылаясь на большое количество бюрократической письменной работы, при которой мне быть необязательно. В общем, сильно помочь я им не могу, учить меня особо им некогда тоже. Получаюсь я им обузой. Под конец оставили меня смотреть ЭХО с фрау доктор - одной из немногих женщин-врачей на отделении (ещё пара на интенсивной терапии, все остальные - ууууу...).
Кстати, так и не прояснился вопрос с питанием.
Убегаю в начале пятого, не сказать, чтобы удовлетворённая.
Про сон в электричке уже рассказала.

День третий.
Себастьян сегодня один на всех. Потому отсылает меня сразу к фрау доктор. Фрау доктор зовут что-то вроде Марилес (ну, или очень похоже), и на её части отделения поспокойней. Порядка двадцати пациентов и никакого хаоса. В течение десяти минут мне была заказана табличка с фамилией, выдан стетоскоп, неврологический молоточек, ручка, карманный справочник по медикаментам, маркер и ЭКГ-линейка. Кровь удалось взять почти у всех пациентов, ибо было разрешено не мучиться, а использовать бабочки вместо нормальных игл, которыми я лично попадаю только в выдающиеся вены. Моя ошибка - иду слишком поверхностно, то есть скольжу над веной. Надо как-то побороть этот страх и копать поглубже.
Мне открыли тайну, где можно выпить кофе (но одна я туда всё равно не решусь зайти. Там сёсты, и их много, и я их плохо понимаю). И рассказали, что именно Хольгер знает всё про обед. Вот кого можно завтра попытать. С другой стороны - обедать на работе не хочется. Взятого из дома бутерброда хватает. Просто надоело есть по углам.
Профессор устроил сегодня обход. Вблизи он не такой страшный, как на первый взгляд. С юмором. Пытаюсь сравнивать его с Шляхто. Не получается. Не могу представить себе Шляхто, целый день делающего коронарографии...
Получила табличку с фамилией (а вместе с ней и первый вопрос от пациента "А что означает "Врач на подтверждении"?") и ключ от волшебного ящика, в котором будет меняться халат непонятным до сих пор образом.
Отпущена домой в полчетвёртого.
Ощущения: с Мари мне понравилось работать намного больше. Хоть и говорит она на диалекте.

*******

Из неврачебного: похоже, у меня так и не будет кухни, зато поменяется спальня. Главное - всеми правильно руководить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments