Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Categories:

Ещё сегодня.

Собсно, поругаться хочется.
Сначала на поезда.
Нет, я никак не могу понять. В прошлом году тоже был снег и холодно. Но такого безобразия с поездами не было. В чём проблема-то с ними вообще? Провода замёрзли? Стрелки не переключаются? Гололёд? Что за хня?



По пятницам у нас утренняя конференция у профессора. Выхожу пораньше. Мой поезд отходит в 7:02. Вспоминаю о маме, которая накануне прождала электричку 20 минут. Что двадцать! Мой опаздывает на 25 и приезжает только одним вагоном, вместо двух. Отъезжаем десять метров. Стоим. Мимо проносится второй, недостающий вагон. Просто проносится. В Карлсруе. А мы доползаем до вокзала. Народу - туча. О сесть - можно не мечтать. В очередной раз понимаю, что не хочу быть хирургом - не могу столько стоять. Стоим на вокзале. Со свистом проносится пустая электричка, отходящая - обычно - от моей станции в 7:22. Прикольно. Не говоря о трёх других поездах в том же направлении. А мы стоим... Ан нет, мы уже не стоим. Мы едем назад!!! И тут, взаде, теперь стоим. Ещё чуть-чуть и... Трогаемся. Пауза на вокзале, берём ещё пассажиров, едем. Водитель:
- Наш поезд опаздывает на 50 минут. Несмотря на это я желаю вам хорошего дня и прекрасных выходных!
Поезд грохнул. Оценили юмор, так сказать.


В итоге на работе я оказалась в полдевятого. Позориться к профессору не пошла.

Зато...
Пошла в палату. К батюшке. Имела с ним беседу. Подытожу.


У батюшки почти стандартный набор диагнозов (я где-то повторюсь, наверное): плохо полеченая гипертоническая болезнь, ревматический порок сердца (аортальная и митральная недостаточность), постоянная форма мерцательной артимии, сердечная недостаточность, дисциркуляторная энцефалопатия, в анамнезе - тромбофлебит, тромбоэмболия лёгочной артерии.
Из препаратов у батюшки - чуток ингибиторов АПФ, чуток диуретиков, чуть сердечных гликозидов и очень много "таблеток от головы". Всё. Никакой антикоагуляциии, бета-блокаторов и т.д. Да и те, что прописаны, принимает он очень нерегулярно, а перед предполагаемой операцией решил и вовсе отменить все.
Периодически батюшка влетает в состоянии декомпенсации в больницы, подлечивается, потом бросает таблетки, и т.д. - по кругу. А батюшке, заметьте, всего-то 55 стукнет.
В последнюю госпитализацию профессора в "президентской больнице" решили его напугать - сказали, что оперироваться ему уже поздно, надо было пару лет назад, а теперь с клапанами совсем всё плохо, так что даже не стоит кардиохирургам показывать. Но таки случайно кардиохирург его посмотрел и сказал "Оперировать!". Духовный батюшкин наставник подумал и решил - оперировать будем в Германии. *расскажите мне, глупой, откуда у церкви столько денег, ась?*
И вот он у нас. Жалобы для стенокардии нетипичны. Но во всех выписках стоит - стенокардия III ф.кл. Делаем коронарографию. Сосуды - чистые, ИБС исключили. А заодно увидели, что АИ и МИ всего-то второй степени, а не четвёртой, как писали в России и доктор из Баден-Бадена. И соответственно, оперативного вмешательства не требует. Чтобы быть уверенными, сделали вчера ТЭЭ *почему нельзя было сделать ТЭЭ в президентской больнице - тот ещё вопрос*. Тяжесть порока подтвердили - вторая! Наш вердикт - от операции отказаться, подобрать хорошую антигипертензнивную терапию, антикоагуляционную тоже и домой.
Другой бы радовался.
А батюшка - нет. Беседовала с ним полчаса. Я ему - вам давление отрегулировать надо. Он мне - как приехал к вам больным, так больным и уеду, а у нас вот монах есть - ему клапан новый поставили и он теперь как мальчик бегает, хотя и старше меня! Разговор на разных языках. Больной настроен пессимистично. Прогноз при таком настрое - так себе. "А чего эти таблетки принимать, если всё равно всё будет так же плохо?". *Кто-нибудь, зажмите мне рот, а то скажу гадость!!!*
Рассказываю о разговоре профессору. Тот связывается с кардиохирургами и для успокоения батюшки предлагает его всё-таки у них проконсультировать.
Сообщаю батюшке. Это значит - лишних пару дней провести в клинике.
Батюшка просит время - позвонить профессору в Москву, а меня - с профессором поговорить.
Не вопрос. У меня есть что сказать московскому профессору. Готовлю речь.
Заходит батюшка - профессор велел радоваться тому, что операция не нужна, а разговаривать со мной не захотел. Трус!!!
И вот теперь мы выписываем препараты на год в надежде на то, что он будет их принимать.
Хотя верю я в это очень слабо.


А сколько таких "батюшек" в мире?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments