Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Последний отсчёт два-один-ноль. Скомканно. С картинками. Внимание - впервые! фото! доктора Фона!

Так получилось, что за эти последние два дня ни один пациент в моей голове не удержался. Их просто практически не было, пациентов-то...
Зато была болтовня без умолку - обо всём на свете.

Например. Если пациент недайбог умер, нельзя тащить его сразу в трупную. Полагается минимум два часа выждать, оставив тело на месте окончания жизни.
Доктор Фон по этому поводу долго возмущался - оказалось, что мы с ним были единственными, кто об этом не знал.


О книгах. Писатель, которого д-р Фон не мог вспомнить накануне, оказался тупо Пелевиным. А второй - ещё тупее - Сорокиным. Оба заслужили оценку неудовлетворительно и почили в бозе. Зато на Айтматове наши вкусы сошлись.
А, и это... Фэнтези он не любит.

- Послушайте, вам не нужна одноместная или двухместная палата, вам не нужно лечение с участием шефа, скажите - а зачем вы вообще приватно застрахованы? Что вы хотите-то?

А, одного всё-таки помню. Острый панкреатит, как выяснилось. Смотрю анализы, со шкалящей липазой и прочими показателями. Медсестра:
- Ну, что с больным?
- Эээ... больной болен.

Весь четверг отвечала на ожидаемый вопрос:
- Ты была в парикмахерской?
В отличие от стандартного вопроса в Питере - "Ты подстриглась?".
Стрижка всем понравилась, включая доктора Фона, который оглядев меня полукритически, произнёс:
- Кхм... Секси.
- Спасибо!
- Вы что? Собираетесь там флиртовать?
- А то!
- А вы вообще замужем?
- Нет.
- Почему же?
- ... *развожу руками*
- Не повстречали ещё настоящего?
*вздыхаю*

Мальчик, проходящий у нас практику в качестве ученика на санитара, был несколько лет назад в Питере. Чем вызвал у меня тёплые чувства. А уж после того, как он помог кое-кому разобраться в элементарном в общем-то американском сайте, я прониклась им окончательно. А вы говорите... Докторица, санитар, образование...

Обучила Ину и обердоктора Г. словам "блоха" и "вошь". Немецкие варианты тут же забыла.

Выяснила, что в приёмнике только я ориентируюсь по МНО, остальные исключительно по Квику. Поговорили о разнице единиц измерения. Ина сказала, что в Дрездене, например, глюкозу и гемоглобин измеряют в том же, в чём и в России. На что д-р Фон обозвал всех проживающих на территории бывшего ГДР граждан русскими. Потом ругался на американцев, которые никак не могут отказаться от галлонов и миль, допытывался у меня про аршины и вершки, а слово "верста", когда его не могла вспомнить я даже после указания точного количества километров, вспомнил сам и отослал меня перечитывать Толстого.

И рассказывал, рассказывал - бесконечно много. О себе вообще, о своей семье, о семье во время войны (как родителям надо было доказать, что они не евреи, чтобы им разрешили пожениться), как семья после первой мировой хотела слинять в Штаты и уехали все, кроме дедушки д-ра Фона - потому что у него уже в порту, на выезде, обнаружили туберкулёз, а с ним не выпускали из страны (или точнее - не пускали в Америку), иначе быть бы доктору Фону американцем. О том, что он не любит Америку за... я забыла за что, но уже много лет он в неё не ездит - принципиально. Про то, что был в нашей клинике обер-доктором, специалистом по абдоминальной хирургии и чуть не стал специалистом по травматологии - экзамен должен был состояться в феврале, а в декабре случилось это: инфаркт, шунтирование, инифицирование, пять повторных операций, медиастинит, абсцесс в области ярёмной вырезки, остеомиелит грудины и ключиц, резекция костей... 18 месяцев в общей сложности...

В четверг я умотала с работы в полтретьего - за неимением работы и желанием побыстрей испечь "горку". После "горки" судьба забросила меня в Людвигсхафен:



Потом Карлсруе, ozozo и сотоварищи, мороженое в качестве ужина, Сафа, домой...
Дома трогательное сообщение рядом с ноутбуком:



Мама пришла ко мне с пирожками, а я слиняла без предупреждения. Она обиделась и даже не забрала маленькую "горочку", сделанную специально для неё с мелким.

Два часа сна, а пятница такая длинная.
Выдача торта на поругание. Рассказываю убегающей с дежурства, но задержавшейся ради тортика Ине рецепт, попутно о других тортах:
- Ну вот, и есть такой многослойный торт, называется "Наполеон".
- Что??? Русский торт называется "Наполеон"???
- *пожимаю плечам* А что в этом такого?

Накануне спрашивала обер-доктора Холодного (Kalt), где он заказывал цветную хирургическую шапочку - адрес, веб-страницу, хоть что-то. Он припомнил навскидку одну ссылку, а остальное, сказал, надо посмотреть. Я, конечно, решила, что "посмотреть" - это затянется как надо, а я завтра последний день, ну и пофиг тогда, закажу в другом месте.
Каково же было моё приятное удивление, когда с утра я обнаружила на нашем столе папку с каталогом расцветок, прайс-листом, адресами и телефонами, на которой был приклеен маленький листочек с пометкой "Olga". Да я уверена была на 100%, что он понятия не имеет, как меня зовут...
Кстати, с Марлис мы сошлись на том, что доктор Кальт тоже очень интересный мужчина :)
Одна из сестёр, застав нас за разглядыванием каталога, притащила свой образец. Именно в этом образце и удалось запечатлеть моего ненаглядного, нашего неповторимого и мною просто нежно любимого доктора Фона:



Доктор Фон увёл меня пробовать мой торт. Оценил по достоинству:
- Ну что же, готовить и печь умеете - уже можно замуж!
- Да если честно, я это всё не люблю... Мой прежний друг в Питере говорил, что у меня не те рефлексы развиты.
- Ольга, друг в Германии - это тот, с кем вы спите. Так что осторожней, если не имеете это в виду, говорите "знакомый".
- Я знаю, доктор Фон! Так вот, мой ДРУГ...
И дальше потрясающее откровение от доктора Фона:
- Я полагаю, Ольга, всё, что происходит между мужчиной и женщиной - это секс. Просто разные его уровни.
- Ээээ... Нууу... Согласна.

- В понедельник к вам придёт одна коллега - тоже терапевт, с Украины, тоже на 4 месяца, практика.
- Я об этом ничего не знаю. Пока я об этом не знаю - никто сюда не придёт.
- Да, но... Она обговаривала это с профессором!
- Не знаю! Мне никто ничего не говорил!
- А обо мне, когда я пришла, кто-то говорил заранее?
- Конечно! Профессор был у меня за неделю до вашего прихода и сказал, что "придёт фрау... ммм... ээээ... в общем, эта фрау должна быть очень хорошей, потому что профессор Гонска сам, ради неё, ко мне пришёл, представил и очень уж хвалил. Не будь она действительно хороша, он бы никогда этого не сделал". Так что о вас, Ольга, я был предупреждён.
Прониклась ещё раз благодарностью с оттенком непонимания к своему кардиологическому профессору. Особенно после нашего последнего диалога в четверг, когда я зашла поздороваться, раз уж была рядом:
- О, фрау Воронова! Как дела? Что делаете?
- Да вот, заканчиваю, завтра последний день.
- Потом?
- Отпуск.
- Потом?
- Учиться.
- Потом?
- Экзамен.
- Потом?
- Ээээ...
- Объявиться!
- Точно, объявиться! :)

Со всеми распрощалась. Искала удобный случай попрощаться с профессором - удобный случай случился, когда я изволила отобедывать. Потому пришлось ждать обсуждения снимков, а после снимков все хирурги ломанулись куда-то ещё трепаться. Д-р Фон:
- Это ещё на пятнадцать минут.
- Ещё?!
- У вас что, дела?
- Угу...
Окликнул профессора прям на лестнице - вся хирургическая тусовка остановилась, растянувшись на два пролёта. Я жала профессору руку и благодарила. Народ шутил, как обычно, про болезнь Кастельмана. Все были очень милы и желали хорошего. После официальной части, когда все продолжили ломиться наверх, доктор Фон, спросив разрешения, конечно, очень нежно и крепко меня обнял. Я чуть не расплакалась.

Быстро собрала вещи из шкафчика. Щёлкнула для памяти вид из больничного окошка:



Быстро домой. Закупаться с мамой. Домой ещё быстрее. Мыть волосы. Укладывать волосы. Одеваться красиво - просто нравиться самой себе. Ехать в Карлсруе. Встречаться с Марлис. Забывать начисто, что спала-то два часа всего, глупая! Два бокала вина. Женская болтовня (и мужиков обсуждали больничных, а как же!). Обмениваться личными данными - Марлис дала мне визитку, а я ей квиток об оплате ежеквартального сбора при походе к врачу (потому что на нём адрес), на котором от руки накарябала свой емейл. Ехать домой, безнадёжно засыпая. Ставить будильник, чтобы не проснуться в поле, и только этим и спасаться. Одним движением снимать макияж хотя бы с глаз.
Проваливаться в сон.
Видеть во сне толпу знакомых людей, но забывать сон немедленно.
Просыпаться от чего-то в правильное время.
И немножко грустить.



Не верится, что позади восемь месяцев практики. Замечательных, надо сказать, месяцев! Месяцев, подаривших мне хороших знакомых (не говорю пока друзей, но кто знает), безусловный прогресс в языке, знания и умения. Я рада, что всё сложилось именно так, как сложилось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments