Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Экзамен. Как это было.

Ну что же. Я шла к этому 2 года и почти 7 месяцев. К этому одному лишь из этапов большого плана "приехать в Германию, получить гражданство, выучить язык, подтвердить диплом, поработать пару лет, а затем оглядеться и подумать - надо ли оно мне".
В принципе, не будь я так ленива, можно было бы управиться и быстрее. А будь я умнее и дальновиднее, то - намного быстрее. Но вы меня любите такой. Главное, что я и сама себя люблю такой.
Спросите меня сейчас, сколько же, в общем, готовилась к пресловутому экзамену - я не отвечу. Я не знаю. Но точно знаю, что так к такому не готовятся. Поэтому удачный исход я отношу к разряду "чудеса в моей жизни".
Дальше под катом ну оччччень много букв и одна картинка.

За пару дней до часа икс, в воскресенье, чёрт дёрнул Сергея Драбатенко пойти на эстраду (с) меня сходить на аналогичный джёмани.ру сайт и почитать отзывы людей об экзамене. Меня накрыла депрессивно-истерическая волна, от которой я, вроде, избавилась месяц назад (то есть перестала рыдать при любом упоминании об экзамене и особенно этом "у тебя всё получится!"). Всё вернулось - ученье в голову больше не лезло, мысли крутились больше вокруг экзамена как факта, чем вокруг учебников, я плакала в телефон М. и повторяла, как заведённая, ich schaffe es nicht, а он меня нежно утешал. И у него, надо сказать, получилось.
Раньше такое тотальное помутнение разума случалось 4 раза - перед экзаменами по физике, философии, фарме и патану. Каждый раз тогда я думала "побыстрей опозориться и уйти уже готовиться к следующей попытке. Да я слово себе даю, что выучу!!!". Шанс выучить мне так ни разу и не предоставили.

В понедельник слёзы закончились, я укрепилась в мысли, что непременно провалюсь, но надо хотя бы попробовать держать марку и валиться не с очень громким треском, достойно надо проиграть.

К середине понедельника я осознала, что знаю фамилию председателя комиссии и, была бы сообразительней, могла бы заранее поискать в сети его "любимые вопросы". Поздно. Повторила травму и забила.

Вечером понедельника мне было совсем нечем заняться и хотелось отвлечься. Я начала искать себе работу, перелопачивая объявления о найме карлсруевских больниц. Подыскала место, морально удовлетворилась.

Вопрос, который почему-то больше всего волновал меня в понедельник, - патогенез гипервентиляционной тетании. Можно подумать, ничего важнее этого в медицине не бывает... Да-да, я понимаю - всего лишь ещё один повод включить ноут.

В девять вдруг без звонка появился М. - принёс книгу и лисёнка. Потому что Fuchs ist intelligent. Лисёнок был брелком, занял своё место на связке ключей (вместе со скелетом), сидел в сумке весь экзамен. Помогал, гм...

Засыпать в час ночи, просыпаться в шесть, ворочаться до звонка будильника в семь, открывать глаза, повторять запланированное - по часу на предмет, основные моменты, быстро, точно, впечатывая в память. Сдаваться через три часа, завтракать (это что-то новенькое - завтрак обычно отменяется), гладить брюки, всё-таки заставлять себя прочитать хотя бы анемии, хотя бы чуть-чуть, обмен железа, а?

На поезде ехать 45 минут - это же сколько можно всего ещё прочитать! Три минуты я читала, остальные - пялилась в окно, повторяя мантру "не думать об экзамене".
Трамвай, университетская клиника, нигде не плутаю, нахожу нужный кабинет, представляюсь секретарше:
- Я вот тут это. Экзамен у меня.
- Ага, подождите, там сейчас как раз принимают!
Я думала, что народу будет много - частенько приезжают те, кто сдаёт той же комиссии, но через пару месяцев, например. Расспрашивают. Записывают заданные вопросы. Поскольку я знала, что приеду примерно за час до назначенного, предполагала представиться и слинять от всех этих людей куда-нибудь в садик - читать и концентрироваться. Потому что знаю я все эти разговоры - только нервировать будут. Но в приёмной было пусто. Я тихонечко примостила Херольда на коленках и попыталась почитать. Через три минуты начала мерить приёмную шагами.
В полтретьего из кабинета икс вышел молодой человек южной наружности. В костюме и при галстуке. Я была почему-то уверена, что сдаёт девочка - мне слышался женский голос. Смотрела на юношу с интересом - кто он??? Тоже сдавал? Спросить? А вдруг это профессор какой-нибудь? Ему стало скучно или жарко, и вот он вышел проветриться? Пока я размышляла, юношу зазвали обратно. Через минуту он вышел, а меня пригласили на казнь.

Начала я с того, что попыталась занять место председателя. Меня тактично пересадили.
Чувствовалось, что народ заседает давно - четыре растерзанных мужчины с заметным облегчением объявили, что я у них на сегодня последняя. Для начала прошлись по моей биографии:
- Тааак, фрау Воронова... Вам чуть за тридцать, Вы...
Почему чуть за тридцать??? Да, лан, мне, конечно, не принципиально, но тем не менее. Профессор заметил свою оплошность. Очень смутился. Извинился два раза (и ещё раз, когда прощались).
- Ну что же, приступим!, - сказал он и полез в папку.
Тут мне сплохело. Вообще, народ говорил, что в Манхайме не балуются анализами-ЭКГ-снимками, а тут дело явно пахло жареным. Передо мной оказался снимок:
- Просто опишите его, не надо диагнозов! Начните с малого - что вы тут вообще видите?
- Гм... Ну, это рентгенограмма, вероятно, левого бедра, с куском таза...
Скажу честно, описать этот снимок, грамотно описать, я не смогла бы и по-русски. А раз не могла по-русски, то куда тут по-немецки. Что я увидела? То, о чём сначала правильно подумала - костная мозоль после заживления перелома примерно в середине бедренной кости. Первая мысль - самая правильная. Всегда. Ещё бы научиться себя слушать... Конечно, я решила, что никто не будет мне подсовывать норму. И начала фантазировать. Когда я сообщила о вероятной опухоли, мужчины мои взгрустнули, уткнулись взглядами в пол. Стало ясно, что я валюсь, мысль о мозоли вертелась в голове, но озвучить я её не решалась. После слов "остеосаркома" хирург сжалился, отобрал снимок, рассказал, чтО на нём (Каллюс!, не удержалась я под конец), вздохнул и задал следующий вопрос.
- Почему для хирургических пациентов так важна профилактика тромбоза?
Про тромбоз, казалось мне, я знаю всё. Это всё я и начала вываливать. И факторы, и чем лечить, и т.д. и т.п.
- Почему же именно для хирургических?
- Ну, они же лежат после операций, стаз...
- Что, прям вот лежат???
- Нууу, не, нууу... Щас уже, конечно, меньше лежат! У вас же это, малоинвазивная хирургия, металлостеосинтез и вообще.
- Да, тогда почему именно у хирургических?
Я ужасно, ужасно тупила. Так и не сообразила, что уже во время самой операции соблюдаются все условия для тромбообразования... Хирург вздохнул ещё раз:
- Какая ещё профилактика возможна, кроме медикаментозной?
- Бинтовать, - выдавила я обречённо. То, что экзамен провален, после такого-то начала, было ясно.
- У меня больше нет вопросов, спасибо.

Сначала я даже не поняла, кто мой следующий экзекутор. Мужчина порылся в листочках с моей биографией и выдал:
- О, вы учились в таком прекрасном городе, Санкт-Петербурге!
- Да...
- В университете имени Павлова!
- Да...
- А вы бывали в его доме?
- Эээ? Я жила там рядом, но в доме не была... (тут бы мне добавить, что зато! я мыла бутылки в ИЭМе и таким образом тоже приобщилась к Павлову, но сдержалась).
- А я был! Даже в кресле его сидел! Ну, расскажите, чем прославился Павлов?
- Рефлексами...
- В каких годах он жил?
- Эээ... *блин, экзамен по истории медицины???* В конце 19-го - начале 20-го века...
- Да... Ну, так какую систему он изучал? Помните, у него были собачки...
- ЖКТ, желудок и...
- Правильно, желудок и поджелудочную железу. *Внимание, вопрос!* Какие заболевания поджелудочной железы вы знаете?
Нормально зашёл? От Павлова, блин, до панкреатита. Хотя, возможно, хотел разрядить обстановочку... Тут сработало правило - запоминается последнее. Об этом последнем тебе и зададут следующий вопрос.
- Ммм... Воспалительные - острые и хронические, невоспалительные - экзокринная и эндокринная дисфункция...
- Эндокринная - это?
- Диабет. А экзокринная *начинаю нещадно лажать я* - опухоли вот всякие, инсулинома, гастринома...
- Отлично! Расскажите мне про гастриному!
- Ну, гастрин, кислота, язывы, синдром Золлингера...
- Эллисона! - хором добавляют остальные экзаменаторы.
- Эллисона, да...
- Так, хорошо... Какие клетки вырабатывают соляную кислоту?
- *бью наугад, потому что клетки эти чёртовы постоянно путаю* Париетальные.
- Правильно. А где они сидят в желудке?
Маленькое отступление - ЖКТ я учила в январе. Профессор берёт лист и рисует желудок, делит его на части, просит эти части назвать. Антрум с корпусом я тоже постоянно путаю, этот раз - не исключение. Общими усилиями выясняем, где у желудка что.
- А что ещё вырабатывается в антруме?
Блин, ну что ещё... Морщу лоб. Смотрю вопросительно и мямлю "Бикарбонат?". Все качают головами. Меня осеняет:
- Внутренний фактор!
- Прааавильно. Ну, и как раньше это лечили?
- Тотальная гастрэктомия.
- Да. И что у пациентов развивалось через 4 года?
Блин, да что же это такое! Морщу лоб ещё сильнее. Наводящий вопрос:
- Так что же ещё вырабатывается в антруме?
- Ааааа! В12-дефицитная анемия!
- Правильно. А почему через четыре года только?
- Потому что в организме есть запас (вместо слова "Vorrat" говорю "Ersatz", понимаю, что лажа, но Vorrat в упор не помню. Мужчины снова приходят на помощь).
- Правильно. А где этот запас сидит? В каком органе?
Я окончательно теряюсь. Гадать не хочу, а точно не знаю. Вдруг боковым зрением замечаю, что фармаколог потягивается и как бы ненароком поглаживает себя по правому подреберью.
- В печени!
- Правильно!
Потом я ещё немножко тупила, никак не понимая, что конкретно от меня хотят в плане диагностики В12-анемии на фоне атрофического гастрита. Когда я, наконец-то, произнесла вожделённые "аутоантитела", все выдохнули. И окончательно терапевт удовлетворился рассказом про резекцию поджелудочной и лечением блокаторами протонной помпы.

Фармаколог, очень улыбчивый симпатичный мужчина, меня спас.
- Расскажите об основых группах препаратов для лечения артериальной гипертензии.
Я выдохнула. В душе замаячила надежда на то, что экзамен будет сдан. Потому что эту тему я неплохо знаю (ага, как тромбозопрофилактику!) и не имею права на ошибку.
Викторина шла в формате "вопрос-ответ", причём вопросы были сразу очень и очень наводящими. Не ответила я только на один вопрос о побочном действии ингибиторов АПФ:
- Вот я таблетки принимаю, а у меня вот тут *показывает на десну* отекло. Это что?
Терапевт улыбается, говорит:
- Слушай, а я таких пациентов ни разу не видел!
- А вот, бывает!
Я помолчала немножко, потом сдалась. Оказался - аллергический отёк. Этакий локальный Квинке.
В общем, поговорили мы об ингибиторах АПФ и кальциевых антогонистах (с ними я себя чувствовала несколько уверенней, чем с бета-блокаторами, да и в описанном клиническом примере с блокаторов бы не начинала. Пример, кстати, был очень простым - "Представьте, к вам пришёл пациент, вот такой, как я - возраст, комплекция, с давлением 140/90 мм рт.ст. Как будете лечить?").
С фармакологом я говорила дольше всех. И окончательно расслабилась.

Микробиолог, пожилой мужчина, подсунул мне картинку.
На картинке был рот, то есть - язык, обложенный толстым белым налётом. Кстати, издалека я приняла изображённое за ангину.
- Как вы думаете, что это?
- Это картинка, на ней язык с налётом! - сказала я и показала картинку всем.
- Да...
- Думаю, что это кандидоз.
- Правильно! А какие грибы это вызывают?
- Гм. Кандида альбиканс.
- А ещё?
Микозы я не читала. Поэтому вторую кандиду ему пришлось назвать самому.
- Чем будем лечить?
- Нистатином, пер ос. И...
Тут я хотела сказать "полоскать", вспомнив нистатиновые болтушки для полоскания на ОТКМ, но этого слова пока нет в моём лексиконе. Я мычала и тыкала пальцем в бутылку с водой.
- Да-да! Хорошо. И когда же возникают таки оппортунистические инфекции?
Я оценила подсказку, но могла и обойтись!
- При иммунодефицитных состояниях, важнейшим из которых является кино ВИЧ-инфекция...
- Правильно. А как её диагностировать?
- Ну, антиген найти...
- А ещё?
- И антитело!
- А как посмотреть вирусную нагрузку?
- ПЦР!
- Всё, отлично!
- А ещё, - решила добить я, - можно посмотреть количество Т-лимфоцитов в крови, и если их меньше 500...
- Всё-всё-всё, замечательно!, - замахал руками микробиолог. Моя беседа с ним длилась 5 минут ровно.
Весь экзамен - 35 минут. Меня попросили выйти на минутку, позвали обратно почти сразу же. Но уже выходя, я видела, что мужчины кивают синхронно головами и бурчат что-то положительное.
- Вы сдали!, - ничуть не трожственно произнёс хирург, - Что собираетесь теперь делать?
- Ну как что! Искать работу, вот, может, в кардиологию возьмут, туда, где я на практике была, в общем - буду учиться на терапевта!
- На терапевта? - уточнил председательствующий хирург.
- На терапевта! - гордо подтвердила я.
- Да, вам лучше на терапевта, - улыбнулся он.
Я поблагодарила всех за участие и ускакала.
От счастья забыла подписать бумажки для биржи труда, пришлось возвращаться (благо, не очень далеко успела уйти). Оказывается, я сдавала четвёртая. То-то они были такие замученные и со мной так быстро разделались.

Поверить не могу, что мой стол больше никогда не будет выглядеть так:


Вот, собсно, и всё.
Начинается совсем другой жизненный этап.

Спасибо всем, кто за меня болел и переживал. Ваша поддержка очень важна :)
Не удержусь и скажу, что меня очень раздражало весь подготовительный период. Всего один вопрос - "Ну, как твои экзамены?". Потому что я устала объяснять, что у меня нет экзаменов, он у меня один-единственный.
И его у меня больше нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →