Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Про то, как Д. искал кондом, а я чуть не убила парочку пациентов.

События очень быстро вылетают из головы, очень. И дни мешаются в кучу. Оно и к лучшему - меньше писанины.

День без личного обера означает бегать за другими и просить совета. А потом на следующий день видеть удивлённые глаза Алекса.

Делать нестабильному пациенту с критическим аортальным стенозом ТЭЭ на предмет изучения возможности малоинвазивной операции, подтвердить эту возможность! и вдруг услышать от дочери, которая, кстати, напросилась присутствовать на коронарографии и ТЭЭ, просьбу отложить операцию - они, мол, в отпуск едут, который забронирован уже за год и отмене не подлежит, а папа останется с одной старенькой мамой, которой будет тяжело с ним после операции. Понять, что папа совершенно не стабилен, прыгает ритмом, то и дело декоменсируется, и маме с ним сейчас будет ровно так же плохо, как и после операции - не хотим. У нас же отпуск...

Подготовка к ТЭЭ. Д. ищет защитный резиновый гм... ну, а как его ещё назвать? Презерватив! В метр этак длиной. Ушёл куда-то, ищет... Не знаю уж, как он объяснял, но вернулся с хохочущим Себастианом:
- Коллега ищет кондом! А именно - очень большой!
Не нашли. Сделали без.

В наш врачебный кабинет поставили принтер для печатания рецептов. Работой больше. Конфликт с сёстрами - они считают, что это наша работа, мы - что их.

Сообщить, наконец-то, Алексу про волчанку у херра В. Не получить внятного ответа про лечение.

Диктовать и дежурить.
Дежурство прошло под девизом "Поставь периферийку!". На одном только отделении поставила пять штук, одному пациенту даже дважды.

Звонок от Ины к началу дежурства:
- У меня на отделении лежит одна алкоголичка. Дважды реанимировали уже. Теперь перевели ко мне. Сатурация кислорода 30. Будет контроль, ты глянь потом, пожалуйста, сёстры тебя позовут.
30, блин! А с таким вообще живут?
После контроля звонок от сестёр:
- Сатурация 41.
- Сколько кислорода идёт?
- 4 литра.
- Сделайте 6, контроль через 5 часов.
Сдавая дежурство, рассказала это же в интенсиве, где оказался случайно и первый дежурный - врач того самого отделения, где теперь лежит эта дама.
- Что ты сделала? 6 литров? А ты видела, что она ретинирует?
Пока я размышляла над значением слова "ретинирует", он открыл в компе её анализы. Сатурация от моих 6 литров выросладо 47, но рСО2 перескочило 60. Мдааа, подумала я.
- Позвонить сёстрам, чтобы вернули 4?
- Мы сами позвоним, - сказал дежуривший в интенсиве Хольгер.
Но ведь я её не убила?


- Вот этому надо поставить периферийку. Только он бывает злой.
- Злой?
- Даа... Злой.
Ок. Иду. Реально злой. И сильный. Ничего я ему не поставила, ушла.

- Пациентка, приват, с флебитом после периферийки. Температура. Получает антибиотики. Но очень хочет поговорить с врачом. О сепсисе. По образованию психолог.
Блииииин... Иду, говорю. Конечно, говорю, и сепсис может быть, а как вы хотели? Нет, кровь прямо щас я у вас брать не буду, незачем. От сепсиса это не поможет.

- Тут для вас химия...
- Нет! Мне сегодня не надо! Я с утра иду домой!
Конфликт. Пациентка с дыркой в шее. Не даётся химичить. Звоню онкологическому профессору:
- Добрый вечер, херр профессор. Воронова. У нас тут...
- А, фрау Воронова! Мой новый сотрудник!
- Эээ... Гм... Да... Так вот! Пациентка утверждает...
Проблема не решается. Звоню оберу с чудной фамилией Шатц. Проблема не решается.
Находим компромисc - химию ставим, а если что - её просто завтра снимут.

Одиннадцать вечера. Решаю написать выписки на следующий день. Две сделаны, начинаю третью - перевод в другую больницу. И вот тут... Пациент тяжёлый, был переведён к нам накануне для коронарографии из реанимации другой больницы. После постановки стента у него образовалась небольшая аневризма, посему должны были проводиться Эхо-контроли. Мало того, что второй контроль Себастиан не сделал, потому что никто ему обо этом не сказал - ни сёстры, которые типа на этом отделении круче, чем на других, ни я, которая об этом забыла, но понадеялась на сестёр. Так вот. Пишу я первод, открываю лист назначений и покрываюсь холодным потом. Потому что в листе назначений я вижу только стент-схему: аспирин и плавикс. И в этот же момент вспоминаю фразу Ясмин, которая принимала пациента: Ольга, не забудь, пожалуйста, сделать ему назначения - я не успела, его увезли на стол. Это было накануне. Длинный список препаратов из интенсива. Включая антибиотики. И я напрочь забыла. Пациент два дня без медикаментов. Хватаюсь за голову, чуть не подвываю от досады. Ужасно-ужасно-ужасно. Делаю назначения. Иду к сёстрам виниться и объяснять, откуда в ночи появился целый лист всего. Сёстры пожимают плечами - с кем не бывает...
А я злюсь. На себя, в первую очередь. На сестёр - во вторую. На Ясмин - в третью. Конечно, она очень облегчает жизнь - приняла пациента, рассказала про него, сама всё написала. Но ей нужно на это больше времени, чем мне, поэтому она не всегда успевает всё написать, а потом это забывается. А сестёр не удивляет, что у такого больного больного нет ни одного препарата... Я чувствую, что теряю контоль над отделением, когда пациентов принимает Ясмин... Впрочем, в пятницу был её последний день у нас. И жаль, и какое-то облегчение...

Уходить в тайное переночевательное место. Падать от усталости с мыслью, что завтра нельзя к десяти - завтра пятница, конференция у профессора и надо к восьми. Засыпаю с мыслью о том, что уйду на два часа раньше. И пусть весь мир подождёт.

Проснуться. Позавтракать чем мариночкин холодильник послал. А именно - сардинами. Они меня и погубили. Только я, наверное, могла завернуть масляную баночку в бумажную салфетку и, приготовив это для выноса в мусор, поставить свёрток на пуфик в прихожей. Когда я поняла, что сделала, масляное пятно было размером с банку, а у меня было 30 секунд на ликвидацию пятна. Не получилось. Я решила вернуться после работы и ещё раз подумать над пятном.

У профессора я, конечно, всех ошарашила сообщением о волчанке. И ещё раз намекнула Алексу о том, что неплохо бы начать терапию.

М. принёс мне газету про квартиры. Не очень удачно. Нет в ней квартир. Договорилась, что купит мне газету в субботу. Ну, надеюсь, что купил.

Дописать выписки. Слегка сцапаться с Д. по поводу одной его пациентки, которую перевели в мою половину. Попросила его написать ей выписку, потому что он лучше её знает:
- Хорошо, я напишу, но вообще-то, мы можем договориться, что если пациент у тебя пару дней лежит, ты можешь его уже настолько хорошо узнать, что сама напишешь выписку.
- Гм. Ок. Оставь. Я сама напишу. Я её совсем не знаю, но напишу.
- Нет, я напишу. Но она лежит у тебя 3 или 4 дня.
- Нет, она лежит у меня 2 дня, но плевать, отдай, я напишу.
- Нет, я уже пишу!
Тьфу. Неприятно. А пациентка ласточка такая - 1912 год рождения, а выглядит! Некоторые и в 70 так не выглядят...

Полдня провела в Эхо - училась под чутким руководством Алекса. Училась-училась, а в итоге так и не обсудила с ним волчанку. Потом писала выписки на субботу. Потом... Чёрт знает почему я ушла с работы не на два часа раньше, а на полтора позже.

Зашла посмотреть на пятно. Прослезилась. Повинилась перед Мариночкой по телефону.

Забежала в чудный магазничик. Приобрела четыре шмотки и все не те, что искались. Встретилась с братом и сдала ему шмоточный мешок. Брат отправился к другу на мэннэр-пати. Задумалась, стоит ли в таком случае доверять им мой мешок? Друг его довёз меня до...

Встретилась с Настей и Аличкой. Выпила сложного коктейлю, который больше никогда не буду.

Опоздала на электричку на 30 секунд. Провела полчаса в книжном. В поезде моментально вырубилась. С трудом проснулась на нужной остановке. На минуту забежала к маме. Прибежала домой. Выставила будильник. И умерла. Потому что в субботу свадьба. Но про свадьбу вы уже читали...

А погоды у нас какие чудные!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments