Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Это просто праздник какой-то или о том, как не убить пациента.

Пациент - материя тонкая. От неправильного, прохладного такого, отношения может и того этого. Умереть, да...
Но начну по порядку.
Дальше занудно так, специально-медицински и жалобно-агрессивно.

День вчера начался, в общем, не плохо - Д. опоздал из-за аварии на автобане на полчаса, но притащил две тарелки сладостей, велел быстро заканчивать обход и приходить завтракать.

Рассказал, что был в воскресенье на вечеринке у своей Экс. И о том, как её любит. Вплоть до содержания смс рассказал. Думаю вот, хорошо, что я таки в него не влюбилась - друзьями быть интересней.

На обходе меня разозлил всего один пациент - с тяжёлой гипертензией, судя по всему - первичной. Не берёт его ничего... Кобминация из не скажу какого количества препаратов. Жалоба - слабость в ногах, нет сил. Объясняю, что организму надо бы привыкнуть к пониженному давлению, это требует времени. Начинает торговаться со мной - эту таблетку буду, эту не буду. Худеть тоже не буду (а худеть есть куда, кило так 30 лишних) - я, видите ли, хочу насладиться остатками жизни. Думаю про себя... Тебе бы 10 лет назад похудеть, когда гипертония началась и почки ещё в порядке были... Объясняю основные принципы диеты и образа жизни - натыкаюсь на вечное знакомое "а я и так жирное, жареное, солёное, сладкое не ем! и не худею!". Завелась я что-то... Взяла себя в руки, ушла.

На приёме новых пациентов меня разозлила... Нет, не пациентка - пациентка очень милая старушка, была у нас месяц назад с первым эпизодом мерцательной аритимии, сделали ТЭЭ, не могли исключить тромб, поэтому отправили домой с рекомендацией принимать маркумар, МНО 2.5-3.5 в течение четырёх недель, потом явиться к нам для кардиоверсии.
Приходит. Смотрю в маркумар-паспорт. Весь ноябрь, весь. МНО ниже 2. Ну и? Что мне с ней делать? Поговорила с ней по-хорошему. Объяснила, что можно, конечно, сейчас ещё раз сделать ТЭЭ, но скорей всего тромб никуда не делся, может, и новые появились, и всё равно мы не сможем кардиовертировать. Второй вариант - идти домой, антикоагулироваться правильно, к нам опять через месяц:
- А я ведь говорила в праксисе, что низковат показатель, Вы же мне при выписке объяснили! А они мне - "Мы лучше знаем, идите домой!".
- Мммда... Пойду, пожалуй, пообщаюсь с Вашим доктором.
Хаос-докторица, почти на пенсии, настроена агрессивно:
- Пациентка не антикоагулирована.
- Она же получает у нас маркумар!
- Вы видели её показатели в ноябре? Вы мою выписку читали?
- Гм. Наверное, ей не хватило этой дозы...
- Наверное, нужно чаще контролировать. Потому что при таких показателях вообще не имеет смысла направлять её к нам. Я прошу Вас...
Была прервана после первого же предложения. Типа, я всё поняла и сама знаю, можете назначить ей приём на начало января. Ну уж нет - это, извините, доктор, Ваша работа. Всего хорошего.
Пациентку жалко. От нас она ушла с хорошим МНО, вся работа была - поддержать уровень, а они его в унитаз спустили... И ругаются ещё.

В палате с мониторами вдруг появились два русских пациента - один на коронарографию, другой сразу после неё.
Первый... Это такая стандартная ситуация - приехал в Баден-Баден в отпуск, заодно решил и обследоваться. Пока обследовался, получил первый в жизни приступ мерцательной аритмии, загремел в больницу. На метопрололе и гликозидах перепрыгнул в синусовый ритм, но приехал к нашему профессору на коро. Очень они радовались, что ко мне попали. Конечно. Отличный повод дёргать доктора каждые пять минут - потому что по-немецки ни слова. Блин. Получил 3 стента. В общем, не зря приехал, да...

Второй - 27 лет, семь лет назад протезирование аортального клапана. Живёт в Казахстане, оперирован в ВМА в Питере. Съездил в Москву на обследование - просто так, без жалоб. Там, со слов пациента, ему сделали Эхо и сказали, что сердце ни к чёрту, надо оперировать, и вообще - у него были инсульты. Гмгм. На коро 95% стеноз правой коронарной артерии, подозрение на аневризму аорты выше, не спрашивайте меня, что это, кондуита. Поставили стент. Дальше - моё любимое, антикоагуляционная терапия. Этим вопросом я занималась уже сегодня - потому что вдруг выяснилось, что пациент не с приват-отделения на ночь пришёл под наблюдение после коро, а вообще ведётся амбулаторно, палаты у него нет, и я - его лечащий врач. Бля. Которому анамнез никто не рассказал. То есть про клапан я узнала сегодня. Начинаю разматывать историю.
- Дома что-нибудь для разжижения крови принимали?
- Да, фенилин.
Фенилин, блин. Даже я не застала фенилин - уже вовсю варфарин назначали.
- Ок. Вы его отменили перед коро?
- Да, с 17 числа ничего не принимаю.
- Э, ок. Уколы для профилактики тромбоза получаете?
- Нет, никто ничего не сказал.
Металлический клапан, блин. Я фигею, дорогая редакция. Я слышала, да, слышала, что у нашего профессора плохо с антикоагуляцией, но не так же...
- Понимаете, Вам бы после стента надо плавикс и аспирин. А с Вашим клапаном лучше бы маркумар. Но его в Казахстане нет - это раз. И терапию им нужно контролировать - у Вас там определяют МНО?
- Нуу... Я живу в маленьком городке, наверное, с МНО будет плохо. А маркумар мне здесь будут покупать - это не проблема. Ща, я домой позвоню, узнаю!
Звонок в Казахстан. МНО определяют. Уже легче. Потому что иначе надо было бы ему КоагуЧек - который аптеки выдают только после двухнедельного обучения, а мальчик в пятницу улетает обратно.
- В общем, так. Маркумар, перекрыть клексаном, плавикс на 4 недели, аспирин на 4 месяца. И контроль свёртываемости!
Пишу выписку, рецепт, план приёма медикаментов... Чего думаю ещё... Ему, наверное, и бета-блокаторов надо бы было дать, с ИБС-то... Ладно, поздно. Пусть профессор разбирается.
Да, мальчик вчера вогнал сестёр в краску - при наложении давящей повязки на место пункции выдал эрекцию, да такую, что опустить этот во всей своей красе стоящий орган у сестёр не получилось - пришлось забинтовать вместе с ним. А это значит, что никаких шансов помочиться у юноши не осталось. Так и не знаю, как они решили эту проблему - перебинтовывать я не пошла, сказала, чтобы звали Д.

Воооот... Джакомо ушёл, а я, как болван (с), осталась. Потому что дежурство.

Дежурство было, в общем и целом, спокойным. Одно отделение даже вот вообще не вызывало. Отличилась в этот раз пульмонология.
Сначала к ним положили русскую пациентку с гинекологии, которой я делала Эхо на прошлой неделе перед химией, разговорилась и договорилась до того, что дала свой телефон, ибо зять у тётеньки молодой онколог, учит щас немецкий, будет подтверждать и всё такое - обещала помочь, чем смогу. В смысле информации. И вот прихожу в приёмниик, собственно, пришла к Ине - хотела поменять с ней субботнее дежурство (сразу скажу - не получилось. Поэтому все в субботу у Ромки на ДР, а я, как болван (с), на работе), а там эта женщина с пневмотораксом и Маринка-сестра lowe_tier в качестве переводчика. Оставили тётеньку у нас - наблюдать. Вызывали меня к ней дважды - раз по телефону обсудили, раз пришлось дойти.

Потом пульмонология хотела от меня колдовства над мочевым катетером, из которого что-то как-то ничего не шло. Гм. Созвонилась с урологами - в нашей клинике их нет, звонила во вражескую. Очень приятный доктор, пообщались. Пока общались, пошла моча. Из пациента, в смысле. То есть проблема саморазрешилась.

Потом... Нет, отступлю от пульмонологии. Были, как обычно, заборы крови и постановки катетеров, но очень чуть-чуть. Так, что я даже надиктовала две истории, поболтала с Алёной, напилась чаю с Хольгером и ночными сёстрами. Где-то в промежутке между этими действиями позвонили онкологические сёстры - нужно подключить пакет с кровью. Прихожу, система уже заправлена, делаю, как обычно, тест на группу, иду к пациенту, открываю дверь. В этот момент, в другом конце коридора сестра начинает мне что-то орать. Что - не понимаю. Повторяет. Опять понимаю плохо. Что-то типа "если у вас возникнут проблемы, зовите нас!". Какие, думаю, могут быть проблемы при заправленной системе и налчии центрального катетера? Фигня какая-то... Беру кровь у пациента, делаю тест на группу, подключаю кровищу. Пациент нервно:
- А кровь не надо подогреть?
- Гм. Нет, зачем? Она вот из холодильника, как раз надо перелить, пока не согрелась.
Обращаю внимание, что на стойке с инфузорами висит ещё какой-то странный аппарат. Фигня какая-то, думаю я, и ухожу.
Через десять минут звонит сестра этого отделения:
- Доктор, Вы подключили холодную кровь?
- Да.
- Доктор, вы знаете, что это может быть опасно для жизни?
- Эээ?
- Вы читали, что написано в сопроводительных бумагах? Там же чётко стоит - кровь подогреть!!! Это может быть смертельно для этого пациента!!!
- Ммм... Мда... Нет, это я не прочитала, мне очень жаль.
- Ну, хорошо, я уже сняла кровь. Но Вы должны знать!
- Да-да, я учту. Спасибо.
Блин. Неприятно как-то... И вот эту-то неприятность ухожу запивать чаем.

В одиннадцать вечера звоню М. - чтобы, значит, разрядить обстановочку. Потрепаться. Он задаёт стандартный вопрос - сколько пациентов уже умерло.
- Почти один, - говорю я. В этот момент пищит пейджер. Продолжаю разговор.
- Ты что? Не будешь звонить? Ты не реагируешь на умирающих людей? - шутит М.
- Блин, ну ладно, подожди секунду, позвоню туда, - я прикладываю к уху второй аппарат. Опять пульмонология:
- Что у вас?
- У нас умер пациент.
- ЧТО???
- Ну да, вот. Умер.
- Ожидаемая смерть?
- Нет.
- Тьфу ты... Щас приду.
Рассказываю М. Тот ржот и издевается. Спокойной, говорю, тебе ночи. Приятного, говорит, тебе вечера. Гад.
Иду на пульмо. Я этого пациента видела час назад - живого и здорового. Сестра пересадила его из кресла в кровать, в кровати подтащила к изголовью, а то низко лежал, и он ррраз. И всё.
Читаю историю - букет болезней, понятно, но ничего драматического. Звоню Мириам - она дежурит в интенсиве и ей придётся делать второй осмотр тела. Мириам настолько добра, что, не смотря на кучу нестабильных пациентов на её отделении, соглашается заполнить все бумаги после второго осмотра. Я ей безумно благодарна. Останься я заполнять бумаги, закончила бы, наверное, к сегодня. Я звоню жене пациента, общаюсь. Больше, пожалуй, ничем никому помочь не могу.

Уходя с дежурства, заглядываю на онкологию - пациент отказывается от антибиотика, мотивируя это тем, что у него во рту развилась на препарат аллергия. Смотрю в рот. Гм... Герпес что ли такой? Пузырьки, белые, вся слизистая... Уговариваю на антибиотик. Потому что по моим представлениям аллергия выглядит по-другому.

Сдаю дежурство Мириам. Ухожу в тайное переночевательное место. Замечаю, что на моей постели кто-то спал. Предполагаю, Мариночка. Это когда подушка пахла мною, а Мариночке снились таааакие сны... Проваливаюсь на 8 часов в сон. Как всегда, только здесь мне этих 8 часов не хватает. Завтракаю в пекарне, нога за ногу плетусь на работу. А там...


Вы не устали? Это ещё точно кто-то читает?


Сёстры сообщают, что Д. сегодня не придёт - заболел. Звонит Д. - ужинал у индийцев со знакомой. Оба свалились сегодня с одинаковыми симптмомами. Надеюсь, завтра ему станет получше. Бедный Д. Это второй раз уже после индийцев. Нельзя ему к индийцам.

Вместо Д. сегодня была Марлис. В отделении случился хаос - русский пациент, тот самый, который получил три стента, вообще-то, оплатил одноместную палату. Одноместных свободных у нас не было. Как это нет?!, сказал профессор и перемешал всё отделение так, что, после того, как сёстры поменяли местами 9! пациентов, русский пациент получил одноместную палату (на одну ночь, прошу заметить), а все остальные впали в истерику и депрессию. Включая меня - потому что в моих палатах окзаались не пациенты, а мечта. Или ППЦ. Как посмотреть. Но про них подробно не буду. А то я двинусь головой окончательно.
Марлис встретила меня словами "позвони оберу Ш., это по поводу дежурства". Поняла, что будут бить, но смело позвонила. Обер-доктор Шатц на то и Шатц, что не орал. Нет, не орал. Но несколько раз очень строго сказал, что так не пойдёт - холодную кровь тёплому пациенту нельзя. И если сестра сказала, и если пациент сказал, и если аппарат для сугреву висит, и если в сопроводительных бумагах всё написано - то надо же, чёрт возьми, прислушаться к этому всему!!!!
Что я могла ответить? Три раза сказала, как мне жаль. Три раза, что это моя ошибка. Он мне три раза "Так не пойдёт!". Распрощались. Я посидела, посидела, и решила всплакнуть для порядка. Утерев слёзы, вышла в коридор, направившись к русским моим пациентом. У палаты стояли Алекс и Вальтер. Вальтер игриво загородил мне дорогу, но рассмотрев моё лицо спросил, всё ли в порядке. Нет, говорю, не всё, но я лучше пойду. Надо оно мне - начинать жаловаться на саму себя, поливая себя же слезами. Лучший способ отвлечься - начать работать.
А выводы... Внимательность, внимательность и ещё раз, чёрт бы её побрал, внимательность! Голову пеплом посыпать не буду - не я первая, не я последняя. Каждый день учусь чему-то новому... И такой ценой тоже. Такой ценой в основном.

Потом я решила слегка впасть в коллапс, но вовремя грохнулась на стул. Сестра Улли велела мне немедленно поднять ноги и подала воды в стерильном стаканчике для анализа мочи. Симон притащил стакан апфельшорле. Минут 10 я расслаблялась. Ну, а потом... Разрулила историю с мальчиком из начала поста. Приняла двух пациентов. В промежутке между этим всем сделала Эхо. Поборолась с шумом в голове. Отказалась от похода в Эль Такито, где наши сёстры сегодня устраивают рождественский ужин.

Доехала до дома. Закупилась с мамой:
- Мам, я пойду уже в машину, пока ещё чего не купила, - сказала я, заметив, что в тележке оказалась упаковка итальянского десерта, мороженого и печенья. Силы воли выкинуть это к чёртовой матери не хватило. Мороженое с марципаном. Мммм :)
Что-то я какая-то полумёртвенькая...
Надеюсь, у вас-то всё более-менее?
А то и хорошо?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments