Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

Поздравляю, детка, ты отлично научилась интубировать

пищевод.

Сегодня пришла расплата за три безмятежных дня на работе.

Сколько пациентов я сегодня перевела на отделения и в другие больницы? Пять. Одну, правда, забрала потом обратно. Когда выяснилось, что вот это странное затемнение в правом лёгком, которое клинически не походило на пневмонию, есть ЖЕЛУДОК, а в левом лёгком параллельно развился серопневмоторакс, на следующий, блин, день после ре-имплантации кардиостимулятора.

- Я - обер-врач анестезии. У нас тут пациент... Два дня назад протезирован тазобедренный сустав. Сегодня нашли без сознания. 20 минут реанимировали. Была фибрилляция желудочков. СК и тропонин повышены. Можно я вам ЭКГ факсом отправлю, а вы решите, возьмёте ли его?
- Да, конечно.
На ЭКГ блокада правой ножки. СК и тропонин после реанимации и операции нельзя использовать для оценки вероятности инфаркта. Блин, ребята, да он выдал у вас ТЭЛА... как обычно... Но ни вопрос - звоню нашему оберу, призываю на пост. Наш разговаривает с анестезиологическим обером:
- Сначала коро, потом СТ. Если ИБС нет, а есть ТЭЛА - вернём его вам обратно, если ИБС есть - ок, останется у нас.
Я бегу в коронарографийную забирать пациента. Пациента не отдают - стеноз главного ствола, перевод в кардиохирургию. Хорошо, что доктор "скорой" нам как раз другого пациента подогнал - на обратном пути может взять этого, отвезти хирургам...

Девочка с астматическим статусом. Да, детей не двое, а трое. Астма... Хрен знает, аллергия плюс психика. "Вы принимаете антидепрессанты?", спрашиваю я при муже. "Нет!". А в крови трициклические антидепрессанты. Ах, да, экстубировали её довольно быстро. Какой-то позитив на фоне общего беспросвета.

- Оль, у нас тут пациент лежит... Ну, рак лёгких, метастазы... Дышит совсем плохо. Но он хочет интубацию и ИВЛ. В общем, если он ещё ухудшится, возьми его к себе, полная программа.
- Ок.

Звонит Катья, у неё сегодня дежурство. Ухудшился. Я бегу к нему. Рак лёгких. Метастазы в костях, мозге, надпочечниках, печени. Облучение всего мозга и поражённых позвонков. Это папа мальчика, проходившего у нас "альтернативную службу", на нашем онкоотделении. Рядом жена. Вы точно хотите быть интубированным? Задыхаясь, произносит "да". Да так да. 16 литров кислорода в минуту. Сатурация около 90, но всё ещё не 90. Жена мечется за дверью. Почему я не сказала ей, чтобы попрощалась? Даже если бы всё прошло удачно, с ИВЛ его бы никогда не сняли...
Фентанил, дормикум, и т.д. и т.п. Миорелаксант. Дышим мешком. Добиваемся подъёма сатурации до начальной. Я интубирую. Я уверена, что тубус в трахее. Почему же вталкиваемый мешком воздух слышно не только в лёгких, но и в животе. Вытащить тубус. Мешок. Ещё раз тубус... Брадикардия. Атропин. Супраренин. Асистолия. Реанимация. Сатурация фиговая. Сколько мы уже? Оль, получаса ещё нет... Приходит анестезиолог. Тубус в пищеводе. Интубирует сама. Я слушаю... А слышно всё так же, как и в первый раз. И сатурация не поднимается. Впрочем, уже всё равно. Время смерти...
Жена, немного придя в себя, плача: я не думала, что при интубации седируют, я думала, что сейчас быстренько вставят тубу, а с ним ещё можно будет разговаривать...

На фитнессе мои самые нелюбимые тренажёры те, что для рук. А они для меня самые важные. После реанимации я мокрая, как мышь. Во всех местах. Пот смешанный с кровью. Это не фигура речи. Руки трясутся. Я знаю, что для него так было лучше. Почему на душе так мерзко-то...

За десять минут до конца этой истории звонит Катья:
- Оль, у тебя есть ещё места?
- Кать, у нас тут это, нам щас не до того. Что у тебя? Ты там реанимируешь?
- Нет-нет! Пока нет...
- Кать, я тебе позвоню, как только закончу, ага?

Я перезваниваю Катье. И через два часа забираю этого пациента. 35 лет. И непонятное что-то в лёгких, которое уже три дня лечат антибиотиками, а сильно лучше не становится. Я с четвёртой попытки ставлю артериальный катетер. Третья попытка была удачной, но - второй раз в жизни вижу такую фигню - не удалось взять ни капли крови, потому что катетер тут же затромбировался... Мальчик дышит 40 в минуту, а СО2 и не думает падать, он наоборот, накапливается. 12 литров любимого кислорода. Ну что... 10 против 1, что Штефи его интубирует сегодня.

Надо понимать, что между всеми описанными эпизодами происходит оформление выписок, переводов, созвоны с клиниками, мелкие консультации, разговоры с родственниками, заталкивание в себя двух круассанов и трёх яблок, выпивание двух бутылок воды (этим горжусь).


Штефи приходит в половину восьмого вместо восьми. Это здорово. У меня ещё на час писанины, а на столе уже час греется кровь... Часом позже я рассказываю Штефи сказку под названием "Как я провела субботу". А у Штефи в рюкзаке всё ещё лежит пицца, доставленная вчера в одиннадцать вечера.

После такого дня, скажу честно, решение, что Ш. - это действительно всё, даётся очень легко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments