Helga R. (wolwo) wrote,
Helga R.
wolwo

Category:

В поисках чёрной дыры или...

рабочие моменты. Предупредила, да?

Пациенту пятьдесят лет. У него две собаки, кошка и диабет первого типа. Пациент поругался с домашним врачом - та настаивала на регулярных лабораторных контролях, без них отказалась выписывать инсулин. Да, представьте себе, врач тоже имеет право отказаться от пациента, если тот его по каким-либо причинам не устраивает... У пациента было время найти себе другого врача. Вместо этого он предпочёл забить на инсулин.

Привезли его на вертолёте с кетоацидозом. Я сделала финт ушами и освободила место для него. Ничто, в общем-то, не предвещало. Ну, рН 7.17, ну, рСО2 15, ну, ВЕ -18, ну сахар 700 - видали и хуже, да, и знаем, как оно обычно протекает - льёте в пациента жидкость, калий и инсулин, через час-два намечается улучшение, через восемь-десять, как правило, можно переводить на нормальное отделение, все довольны, кроме пациента, потому что снова придётся учиться колоть инсулин.
В этом пациенте смутил показатель калия - он был не низким, как это обычно бывает, а чересчур высоким. Но голову ломать не стала - на инсулине всё равно упадёт.
Прихожу, осматриваю. Тахипное с ЧД 30-40/мин, пациент мечется в кровати, требует воды. Первые пять минут я ещё пытаюсь поставить артерию, но пациент становится неуправляемым. Даю немножко атозила - реагирует парадоксально, то есть возбуждается. Мужик сильный. Получить ногой в глаз никому не хочется, поэтому прошу дормикум. 5 мг волшебного средства и вуаля! Пока пациент храпит, мы его бесчеловечно фиксируем, ставим мочевой катетер и артерию. Я делаю первый за последние полчаса-час анализ газов крови: рН 6.86. Оуоу, подумала я и влила в пациента бикарбонат. Совершила две попытки поставить периферийку - безуспешно. Обычно кетоацидоз не требует постановки ЦВК, но тут не осталось вариантов - с одной работающей периферийкой я его оставить не могла.
Сказано - сделано: готовим набор для ЦВК, кровать ставим в "шоковое" положение, у меня уже набран местный анестетик, я заношу шприц над шеей пациента и... в этот момент он начинает просыпаться и мотать башкой. Хм, подумала я. И поросила дать ещё 5 мг дормикума. Без эффекта. Хорошо же, подумала я. И мы ввели 50 мг пропофола. На этом он уснул, но резко упала сатурация кислорода - до 75%. Бля, подумала я. Мы надели на него кислородную маску, дали 16 литров волшебного газа - сатурация поднялась до исходных 98, пациент тут же снова проснулся и начал мотать башкой. Ну что же, подумала я. И дала ещё 50 пропофола. Пациент отреагировал привычно - сатурация упала аж до 65 и слабенько отреагировала на дачу кислорода, то есть поднялась до 85% и замерла. Я начала нервно озираться в поисках мешка Амбу, всё ещё веря в пациента и его дыхательные способности.
Медсестра Инес, увидевшая на центральном мониторе, что у нас творится какая-то херня, зашла посмотреть и внесла супер-предложение: дадим ещё больше пропофола, заинтубируем его ненадолго ларингеальным тубусом (таким тубусом может человек без медобразования заинтубировать), подышим за него, пока Ольга ставит ЦВК, отключим пропофол, он тут же проснётся, мы его экстубируем, все снова довольны.
План был хорош - так мы и сделали. Яна, медсестра, поставила тубус, мы подключили портативный дыхательный аппарат, я без проблем поставила ЦВК. И сделала контроль газов крови. рН 6.82, ВЕ =30, сахар 550, проще говоря - какой-то пиздец.
Позвонила Ине, которая и прислала мне его из приёмника, рассказала в двух словах, озвучив идею экстубации. Через минуту Ина перезвонила и напомнила мне, что с рН 6.8 пациента всё равно надо интубировать, так что можно уж и оставить тубус.
Ок. Подключили тубус к нормальному аппарату ИВЛ - не дышит аппарат в него через тубус. Мешком всё получается, а машина не хочет. Тубус слишком глубоко? Тубус плохо заблокирован? Фиг его знает, но ясно, что надо бы интубировать нормальным тубусом.
Два часа дня, коллега пришёл меня сменить, а я по уши в работе. У коллеги мало опыта, поэтому спрашиваю его, хочет ли он попробоватть заинтубировать? Конечно же, он хотел.
Первая интубация в пищевод - сразу заметили (как тут не заметишь, когда из тубуса такое попёрло!). Второй раз вообще не получилось ввести тубус. Меняемся. Первый раз не вижу входа в трахею вообще, поэтому даже не пытаюсь ввести тубус. Дышим мешком. Нервы на пределе - с одной стороны, с другой - спокойна как танк, какой-то глубокий пофигизм. Разрешаю себе спокойно ещё одну попытку... Ларингоскоп тащу чуть ли не двумя руками. Отсос, ещё отсос. Откуда тут кровища? Коллега тубус с силой запихивал - видимо, отсюда. В какой-то момент - о, чудо! - вот она, голосвая щель! Та самая, вынесенная в заголовок, чёрная дыра. Тубус на месте, ИВЛ работает, мы щастливы.
В такие моменты я вспоминаю одного экс-френда из ЖЖ, который как-то спросил, почему я так часто пишу про интубацию - неужели это так сложно? Да, действительно... неужели...


Вспотела, как не знаю кто. А ведь заданием на сегодня было "не вспотеть" - потому что после работы в Баден-Баден: Алёна с мужем и мамой приехали на пару дней туда, нельзя упустить шанс их увидеть.
Погода была чудесной, даже слишком. Мы нагулялись. Потом поужинали - дорого и невкусно. Потом я 20 минут ждала поезд и 30 минут ехала на нём, и ещё 20 минут добиралась от вокзала до дома.
У меня раскалывается голова. Но я всё равно довольна сегодняшним днём - во время всей этой кутерьмы поймала себя на мысли о том, что испытываю кайф от того, что делаю.
А пациент, наверное, умрёт. Впрочем, у меня и при такой рН выживали. Может, и повезёт.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments